Эксклюзив

Елизавета Боярская: «Мой муж сшил все подушки в доме»

«Я читала мемуары голливудских артистов, у которых, когда они играли маньяков, дома висели фотографии расчлененных тел. Кому-то это нужно, но только не мне», – Елизавета Боярская рассказала о специфике актерской профессии и том, как не носить работу домой и не «грузить» своими проблемами близких, даже когда очень трудно.

«Лично я никогда не приношу работу домой – это принципиально! – призналась Елизавета Боярская на встрече со студентами петербургского Института кино и телевидения. – Стараюсь, сойдя со сцены и сняв костюм, оставлять все эти мысли в театре. Да, бывает, что я работаю над ролью и дома. Но когда этого никто не видит».

«Что же касается кино, то мне важно при подготовке к съемкам заранее расставить конкретные пункты развития моей героини, чтобы не тратить потом на это много времени, – говорит актриса. – У меня были разные роли, но чудовищ я не играла. В отличие от мужа. Максим (Матвеев – супруг актрисы. – Прим. Woman’s Day) снимался в фильме «Мосгаз» у Андрея Малюкова. Он играл Владислава Вихрова, маньяка, который всех убивает. К счастью, никакого внутреннего образа он домой не приносил. Ведь в этом и заключается профессия актера: быстренько притвориться, прожить-прочувствовать своего героя и забыть. Иначе мы бы все сошли с ума».

Лиза Боярская: «Любить намного проще, когда нет обязательств»
Подробнее

«Впрочем, все это индивидуально, – продолжает Боярская. – Я читала мемуары голливудских артистов, у которых, когда они играли маньяков, дома висели фотографии расчлененных тел, чтобы этим «напитаться». Наверное, кому-то это нужно. Но только не мне. И не потому, что я считаю себя опытной и хорошей актрисой».

Муж Лизы Боярской удивил фанатов селфи с голым мужчиной
Подробнее

«Вот муж мой – он очень дотошный человек. Он в одном своем фильме играл хирурга, поэтому ходил смотреть на челюстно-лицевые операции. И потом мне рассказывал, как это со стороны выглядит. Я слушать не могла. Не представляю, как на это можно было смотреть. А Максим купил себе какие-то лески, взял специальные инструменты и дома сшивал подушки между собой, чтобы научиться делать ровные швы. И у нас дома все подушки, все материалы, которые только можно было между собой соединить – все было сшито этими нитками. Это было забавно. Но самое обидное, что потом эти навыки не понадобились. Ни разу камера не посмотрела на то, что Максим делает руками. Может, не совсем правдоподобный грим был, «раны» не слишком настоящие».

Мой муж – очень дотошный человек. Он играл хирурга, поэтому ходил смотреть на челюстно-лицевые операции. И потом мне рассказывал, как это со стороны выглядит. Я слушать не могла

«А вообще у актерской профессии есть замечательный плюс: ты можешь овладеть такими разнообразными навыками. Играешь хирурга – учишься шить, играешь маньяка – смотришь какие-то страшные фильмы, играешь балерину – ходишь заниматься у станка. Учишь языки, ездишь на лошадях и так далее. Столько возможностей фантастических. И это плюс нашей профессии».

«У меня все родственники – люди театра и кино: мама, папа, муж, я. Поэтому дома мы все говорим о премьерах, о кино, о ролях. Но не с утра до вечера – мы же не богема недосягаемая. Голову занимают самые обычные, бытовые хлопоты: что приготовить – борщ или щи, заплатили за квартиру и так далее. От этого никуда не деться. И это даже здорово, по крайней мере, мне нравится».