Годовщина брака Кейт Миддлтон и принца Уильяма: новые подробности

Ровно год назад весь мир следил затаив дыхание, как Кейт Миддлтон медленно идет по Вестминстерскому аббатству в одном из самых желанных теперь свадебных платьев в мире. 29 апреля 2012 года – первая годовщина свадьбы принца Уильяма и герцогини Кембриджской. Как и год назад, средства массовой информации буквально сошли с ума, наперебой нахваливая союз Уильяма и Кейт. Спустя год после свадьбы некоторые тайны королевского бракосочетания раскрыл стилист Кейт Ричард Уорд.

Свадебный стилист Кейт Миддлтон (Kate Middleton) Ричард Уорд рассказал в одном из интервью, что нервничал перед свадьбой не меньше, чем сама невеста. Он целое утро провел с Кейт, создавая для нее ставшую сенсацией прическу вместе со своим коллегой Джеймсом Прайсом. «Когда Кейт вышла из машины и я увидел ее наряд целиком, я потерял дар речи. Она выглядела просто невероятно», – говорит Уорд. Утром 29 апреля 2011 года атмосфера в отеле Goring Hotel была на удивление спокойной. К 5.30 утра в отель приехали семь стилистов, которые начали подготовку невесты к свадьбе; толпа людей на улице при этом бесновалась. «Окно было открыто, и мы слышали гул толпы. Это было сюрреалистично», – вспоминает Уорд. Парикмахер Кейт Миддлтон раскрыл небольшой секрет: оказывается, во время подготовки Кейт ко второй части свадебных торжеств ее новоиспеченный муж принц Уильям был рядом и помогал ей с нарядами. «Я хотел показать Кейт, как будут выглядеть ее волосы сзади, и схватился за тяжелое 500-летнее зеркало. А он просто сказал: "Позвольте мне вам помочь". Я ответил: "Нет, что вы!" Но он взял один конец зеркала, а я второй – и отнесли зеркало в нужное место».

Кроме того, Уорд рассказал, что у Кейт отличное чувство юмора: «У нее замечательное чувство юмора! Она довольно сдержанна, никакой манерности, но при этом она может рассказать очень смешную шутку». 

За последний год Кейт Миддлтон стала не только настоящей иконой стиля и кумиром большинства британцев. Она была признана самым воспитанным человеком года, а также принесла британской экономике около 1 млрд фунтов стерлингов.