Иван Охлобыстин – калужанам: «Начинаю новую жизнь. Без «Интернов»!»

Не заметил, как свои дети выросли

В фундаменте моей воспитательной методики лежит один-единственный посыл: дети должны понимать, что они – недоразвитые взрослые: ни больше, ни меньше. Они вырастут, станут такими же взрослыми, как мы, такими же скучными, противными, озабоченными, вся та ерунда, которая есть у нас сейчас – будет у них. Дети, глядя на нас, должны набираться опыта, и только в их силах оптимизировать все страдания и тяготы, с которыми им предстоит столкнуться на жизненном пути. Конечно, всех трудностей они не избегут, обожгутся на чем-нибудь, жизнь их ударит, а любовь заставит страдать. Они должны осознавать, что они и мы, взрослые, суть одно и то же, и что мы заинтересованы больше них в том, чтобы они выросли нормальными людьми.

Вместе с нашими генами они приобретают весь базис – как заархивированную информацию в компьютере. Когда подберут распаковщик – будут знать, что да как делать в тех или иных обстоятельствах. Ну а пока они взрослеют, можно пользоваться армейским ремнем для воспитания. Шумный армейский ремень и следов не оставит, и правильную настройку даст. Хотя моих деток армейским ремнем уже не напугаешь. Они выросли, окрепли, освоили курс боевых искусств. Их общий вес уже больше моего, и если им не понравится придуманное мною наказание, я могу поплатиться за необдуманный шаг.

Прощание с «Интернами»

16 мая был крайний кадр «Интернов». По окончании съемок я перекрестился: как из тюрьмы вышел! Пять с половиной лет я никого не видел, ничего не слышал. Когда мой однокурсник Федор Бондарчук спрашивал, видел ли я его новый фильм, приходилось извиняться: «У меня график такой – даже фильм посмотреть некогда! Я детей-то вижу раз от разу, в месяц раз собираемся вместе».

Пора в сень церковную возвращаться

Исповедуюсь я каждую неделю. Если вы боитесь идти на исповедь – сдавайтесь! Ничего нового вы священнику не откроете, в некотором смысле ему будет скучновато слушать вас. Вспоминая свой опыт служения, готов засвидетельствовать восхищение каждым человеком, который мне что-то рассказывал, терзая себя – каждый из них совершал подвиг. Совершающий тайну исповеди идет на определенный шаг, который гораздо круче мастерства каратиста, кулаком разбивающего кирпич. Исповедуйтесь, а пастырь вас направит нужным путем! А мне пора в сень церковную возвращаться: соскучился я по бабулечкам – моим скромным и тихим бабулечкам, на которых Россия сидит и ноги с их плеч свесила.