Как Джон Траволта «украл» церемонию «Оскар»

Украл – в том смысле, что приковал к себе повышенное внимание. Поведение актера сейчас обсуждают больше, чем победителей церемонии.

Начались чудачества Джона еще до официальной части, во время приезда гостей. Когда Скарлетт Йоханссон позировала фотографам, стоя на красной ковровой дорожке, Джон коршуном напал на актрису, приобнял за талию и как-то неуклюже чмокнул в щеку. Причем, судя по выражению лица Скарлетт, не сказать, чтобы она сильно обрадовалась проявлениям такой нежности.

Странности продолжились уже на сцене, когда Траволта вышел объявить очередных номинантов вместе с актрисой Идиной Мензел. Кстати, их появление на сцене вдвоем было явно не случайным: во время прошлогодней трансляции оскаровской церемонии Джон изрядно опозорился в прямом эфире, произнеся вместо «Идина Мензел» загадочное «Адель Дазим».

Эту самую «Адель Дазим» актеру припоминали долго и припоминают до сих пор: во время этой церемонии ведущий Нил Патрик Харрис отпустил хорошую шуточку: «Бенедикт Камбербэтч! Именно этот набор букв произнесет Джон Траволта, если захочет объявить Бена Аффлека!» Некоторые интернет-пользователи также надеялись, что Траволта еще что-нибудь исковеркает.

Однако исковеркала на этот раз Идина, объявив выход Траволты: «Дамы и господа, встречайте моего друга – Гломо Газинго!» А вот Траволта, оказавшись с Идиной Мензел на сцене, имя ее произнес правильно, но при этом повел себя очень необычно: постоянно трогал ее лицо.

Многим показалось это странным. «Наверное, он хотел убедиться, что на ощупь женское лицо именно такое», «Просто Джону очень-очень-очень сильно нравятся женщины», – делились догадками относительно выходки актера блогеры.

Впрочем, представители актера позже развеяли догадки: сцена была отрепетирована заранее, а такое «загадочное» поведение тоже было нарочитым. И действительно, как же еще привлечь внимание публики, как не легкой странностью? Сам же актер, выступая на шоу Джими Киммела, рассказал, почему в прошлом году перепутал имя Идины: «За кулисами я натолкнулся на Голди Хоун, а она была так хороша, что я просто был ошарашен. А затем меня, ошарашенного, вытолкнули на сцену. А тут еще и в телеподсказчике имя Идины оказалось разобрано по буквам – для удобства, чтобы не ошибиться. Но во время репетиций такой раскладки не было, поэтому это вызвало у меня замешательство».