Кейт Мосс считает модельный бизнес вредным для подростков

Кейт Мосс считает, что работа над ее первыми контрактами, подразумевающими довольно откровенные съемки, подорвала ее психику.

У Кейт Мосс (Kate Moss) наступил какой-то период откровений. Сначала символ «героинового шика» выпустила автобиографию «Кейт: Книга Кейт Мосс», в которой призналась, что никогда не употребляла героин, а затем дала серию интервью крупным западным изданиям.

Душевный стриптиз Кейт Мосс оказался почти таким же откровенным, как и съемки с ее участием. Так, в интервью журналу Vanity Fair замужняя модель подробно рассказала о своих переживаниях после разрыва с Джонни Деппом (Johnny Depp). Якобы уход от Джонни спровоцировал у Кейт Мосс длительную депрессию: «После ухода я поняла, что рядом со мной не осталось человека, которому я могла бы доверять. Я плакала несколько лет после этой истории».

Впечатлительность Кейт Мосс кажется удивительной, но только на первый взгляд. Модель сама рассказала о том, что так расстроило ее нервы. По мнению Мосс, причиной ее сверхэпатажного поведения стало заработанное в юности нервное и психическое расстройство. Гнет ранней славы и крупные рекламные контракты буквально исковеркали психику юной Кейт, и начало своей сверхуспешной, между прочим, карьеры она вспоминает с содроганием.

Так, одним из самых неприятных воспоминаний для Кейт Мосс стала съемка 1992 года для Calvin Klein, в которой кроме нее участвовал и Марк Уолберг (Mark Wahlberg). После завершения этой работы Кейт слегла с нервным срывом. «Мне было всего 17 лет, а я была вынуждена делать то, что мне совсем не по душе. Сидеть обнаженной на коленях у этого быковатого парнишки мне совсем-совсем не нравилось», – вспоминает Кейт Мосс. И, несмотря на то что она вполне справилась с эмоциями во время работы, овладеть собой вне съемочной площадки ей не удалось. О своей депрессии Кейт рассказывает так: «Я не вставала с постели две-три недели. Потом поняла, что мне нужен врач. На приеме я плакала и говорила, что умираю, так что доктор вознамерился выписать мне сильнодействующий транквилизатор. Слава богу, Франческа Сорренти запретила мне его принимать».

Теперь Кейт Мосс убеждена, что модельный бизнес – совсем не подходящее для подростков занятие, невероятно вредящее неокрепшей психике. «В этом мире никто о тебе не думает, не думает о том, что ты чувствуешь. Есть работа, и тебе придется ее делать несмотря ни на что, испытывая колоссальное давление. Помню, я была совсем крошкой, а уже снималась у Стивена Мейзела. Темп и стиль его работы мне совсем не нравился, но я ничего не могла поделать», – вспоминает Кейт.

После таких откровений понять причины полуприличных выходок Кейт становится проще, а вот ее стремление устроить дочь в модельный бизнес – сложнее. Хотя, возможно, Кейт Мосс постарается сделать так, чтобы карьера ее дочери прошла гораздо глаже, чем ее собственная.