Леонид Парфенов: «Учебники по истории невозможно читать!»

Известный телеведущий и журналист Леонид Парфенов несколько дней провел в Красноярске. В кинотеатре «Киномечта» он представил свой документальный фильм «Цвет нации» – о русском фотографе и изобретателе Сергее Прокудине-Горском. На следующий день в МВДЦ «Сибирь» на книжной ярмарке презентовал седьмой том своей книжной серии, посвященной истории России, – «Намедни. Наша эра. 1946–1960». После встречи с красноярцами, которые в течение часа задавали гостю вопросы на ярмарке, Парфенов поехал в родное село писателя Виктора Астафьева – в Овсянку… Woman's Day представляет самые яркие и интересные моменты общения Леонида Парфенова с жителями нашего города.

«Практически не читаю художественную литературу»

Я практически не читаю художественную литературу. У меня есть такое ощущение, что все романы, которые нужно было прочитать в жизни, уже мной прочитаны. После того как Набокова напечатали, всерьез ни один русский автор меня как-то не удивлял. Я очень много читаю каких-то мемуаров, переписок, просто документы – мне это гораздо интереснее. Последнее, что читал из художественных книг, – это «Каменный мост» Александра Терехова и «Зеленый шатер» Людмилы Улицкой. И то только потому, что вдруг возникли книжки, которые в моем круге общения все читали.

«Не призываю изучать историю по своим книгам»

Я не призываю изучать историю по своим книгам. Учебником моя книга точно не является. Мое дело – сделать так, чтобы это было интересно, в этом и заключается журналистика, когда ты берешь сущностную информацию и стараешься ее превратить в интересный продукт… Согласен с мнением, что наши учебники по истории невозможно читать. Они все идеологически заряжены и все время занимаются какой-то адвокатурой. Россия предстает в наших учебниках как КПСС в учебниках Бориса Пономарева, это была такая толстая страшная книга зеленого-бурого цвета. КПСС всегда во всем права, такое высшее божество. Так и Россия в современных учебниках. Еще одна проблема наших учебников – они написаны людьми, которые, по-моему, просто не владеют письменным русским языком. Они не знают, что в русском языке во фразе должен быть глагол действия, а там – «был, стал, должен». Это какая-то суконная бумага, которую просто невозможно прожевать, а уж тем более проглотить.

«Работаю там, где можно работать»

Есть ли у меня ностальгия по работе на телевидении? Нет, я работаю там, где можно работать. Кстати, телевизор очень приучает к тому, что одного твоего желания работать недостаточно. Должны быть деньги, команда, эфирные возможности и т. д. Сказать, что я уж совсем не работаю, нельзя – я каждый год выпускаю по фильму. И в принципе больше сделать нельзя! Потому что в моей последней работе «Цвет нации» были съемки в 11 регионах России, а также в Грузии, Узбекистане, Франции и США. Так что я вполне себе занят. Сейчас начал новый телепроект, но пока о нем не буду рассказывать, потому что он еще совсем на начальной стадии.