Супермарафон осень

Максим Щеголев: «Все мои бывшие жены дружат друг с другом»

На счету актера сериала «Молодежка» на СТС более 70 ролей в кино, а было время, когда он работал дворником и спал в театре. «У меня есть все, о чем можно только мечтать, и даже больше. Потому что такое богатство, как четверо детей, – это счастье. Так что я в категории избранных и ни в чем не нуждаюсь», – говорит Максим.
– В сериале «Молодежка» вы играете тренера хоккейной команды «Медведи», но еще год назад признавались, что на льду способны только стоять и держать клюшку. Улучшилась ли ситуация?
Максим Щеголев

— В феврале мы с коллегами по сериалу и нашим тренером Сашей ездили в ледовый комплекс «Морозово» и 3−4 раза в неделю занимались. Теперь твердо стою. Не скажу, что как настоящий хоккеист, но лед не страшен, что-то даже умею. Игра – это на самом деле такой кайф, но и труд. Обучаться нужно не один год. Изначально чувствуешь себя как корова на льду: ноги, руки разъезжаются, мозги тоже. Но потихоньку все включилось. Очень интересно наблюдать за тем, как для тела эти движения и навыки становятся нормальными и приятными. Сначала ездишь на коньках медленно вдоль бортика, потом начинаешь поворачивать, тормозить, и вдруг появляется скорость!

Фото: пресс-служба канала СТС
– У вас все данные спортсмена: высокий рост, крепкое телосложение. Даже удивительно, что не пошли по этому пути, а выбрали актерскую профессию.
Максим Щеголев

— Я всю жизнь занимался спортом. Спасибо за это папе, он меня приобщил. Начиналось как обычно: карате, самбо, ушу, потом спортивные бальные танцы, теннис, плавание. Все было. В сознательном возрасте уже боле профессионально занимался ушу, капоэйра, смешанными единоборствами, боксом и железом, куда без него. Но хотел я быть врачом. Точнее, сначала готовился стать военнослужащим. Мой отец далеко не в первом поколении из людей, представляющих силовые структуры. Но в старшей школе я пересмотрел взгляды. Поступил в химико-биологический класс – и захватило. Решил стать стоматологом. Можно сколько угодно что-то планировать и предполагать, а Господь располагает.

– Так как же вас затянуло в кино?
Максим Щеголев

— Все получилось совершенно неожиданно, хотя кино увлекался со средних классов школы, когда у нас дома появился первый видеомагнитофон. Пересмотрел все видеокассеты, которые можно было достать в Воронеже, даже немецкие, турецкие. Но тогда не думал, что это будет моей профессией. А потом попал в Воронежскую академию искусств на актерский факультет к Ирине Борисовне Сисикиной. Когда оказался на сцене и представлял свой этюд, произошла та самая трансформация, я понял, что больше ничем другим заниматься не хочу. Хотя изначально пришел туда, чтобы пересидеть год и подготовиться к экзаменам в медицинский. Но в итоге первый курс отучился и в 2000 году приехал в Москву, поступил в ГИТИС.

С Екатериной Климовой в сериале «Молодежка»
Фото: пресс-служба канала СТС
– Ваш папа, будучи военным, как отреагировал на такой творческий поворот?
Максим Щеголев

— Не очень благосклонно. Он всегда считал и настаивал, что нужно обладать профессией, которая грубо говоря, у тебя в руках. Папа был против, пока не увидел меня на сцене в 2003 году. Тогда он сказал: «Ты занимаешься своим делом» – и благословил. А до этого момента все время намекал, что надо получить еще какое-то высшее образование, у него самого их три. Он был интеллигентным, умнейшим человеком. Не помню ни одного вечера, чтобы я вернулся домой и не застал отца с книгой в руках. Читал все время и не засыпал без нескольких десятков страниц. Причем любил и художественную, и техническую, и экономическую литературу. Если брался за какую-то тему, то изучал ее от и до. Так что усидчивость и упертость у меня от папы. Даже когда он уже вышел в отставку, то преподавал в Политехническом институте. У него было огромное количество энергии.

– Вот вы приехали в 2000 году из Воронежа в Москву. Как встретила столица?
Максим Щеголев

— Я работал дворником, первое время жил в Театре Луны, когда он еще находился в Большом Козихинском переулке. Пока не дали общежитие, спал в балетном зале на матах. Убирал театр и территорию перед ним, за это чуть-чуть доплачивали к стипендии. Меня кормили в буфете, где мыл посуду. Я расклеивал рекламу в метро, раздавал листовки. А что делать? Ты один в городе, который открыл тебе свои двери. Мне нравятся такие мегаполисы, как Москва, потому что в них ты проходишь проверку, узнаешь, на что готов, чтобы пустить здесь корни. Понятно, что у меня было дело, я приехал не просто так, а учиться, но надо было обеспечить себя едой. Не делал ничего преступного, поэтому не стыдно. Да, дорога была такой, ну и прекрасно. Меня не посещали мысли о каком-то бесконечном богатстве. Господь дает ровно столько, сколько полезно тебе, и я бесконечно благодарен. Бывали периоды, когда приходилось жить в Московской области на 1000 рублей в неделю, при этом я был уже далеко не студентом, но ничего, всякое случается. Надо просто понимать, что все происходит не просто так, но, к сожалению, это принятие приходит только с годами. Когда-то по юности мечтал о машине, о «Порше», сейчас он у меня есть. Пускай не новый, но он мой. Главное, чего мне хочется, – это поднять детей, увидеть их становление, своих внуков. Дай бог, чтобы все это было.

Щеголев с 14 лет работал моделью. На фото он слева – в Санкт-Петербурге на конкурсе дизайнеров «Адмиралтейская игла», 1998 год
Фото: личный архив
– К 36 годам у вас приличная фильмография. Как успеваете?
Максим Щеголев

— Когда дело, которым занимаешься, любимое, ты не устаешь. Я же им живу. Это территория моего счастья, и когда возвращаюсь домой к семье – это тоже территория счастья. Поэтому я бесконечно счастливый человек. Физическая усталость, конечно, накапливается, если у тебя одна съемочная площадка в Москве, другая в Санкт-Петербурге или в Ростове, а еще и театр. Телу надо отдыхать, к сожалению. Это меня иногда подбешивает.

– Вам надо не только отдыхать, но и четверых детей воспитывать. Получается полноценно присутствовать в их жизни?
Максим Щеголев

— Обидно, что мы живем не на Марсе, где сутки более 24 часов. Очень боюсь что-то упустить и благодарен нашему веку за технологичность, такие новшества, как видеозвонки. Ты не рядом, но между вами нет границ. А когда мы вместе, не существует гаджетов. Я, как захожу домой, выключаю телефон и оставляю в кармане. На самом деле, когда ты постоянно занят, то просто привыкаешь к этому и к тому, что нужно на все более точно распределять время. Мне нравится такое служение, что я отец немаленького семейства, добытчик. Бывают сложные периоды, но ты их переживаешь легко, потому что дети – это такой багаж, в который сколько вложишь, столько и получишь обратно и сразу же. Я чувствую от них невероятную любовь и уважение. Надо не жалеть сил и времени на своих крохотуль. Если вы видите, что ребенок делает что-то не так, то значит, это вы в чем-то совершили прокольчик и надо разобраться в себе. Я замечаю, как сыновья перенимают какие-то вещи от меня, они ведь наблюдают, как с их мамами общаешься, с окружающими, а для девочек папа вообще пример. Почему я так увлечен спортом? Хочется быть в форме. Понятно, что рано или поздно я обрюзгну, расплывусь, стану стареньким. Но хочу, чтобы сейчас, пока дочки растут, они видели папу здоровым, крепким, сильным, знали, что он может все. Папа должен быть в поступках супергероем и полубогом для своих детей, потому что они все время на тебя смотрят.

– Наследники тоже увлекаются творчеством?
Максим Щеголев

— Старший сын Илья занимается большим теннисом. Старшая дочка Маша учится музыке, играет на фортепиано, а еще поет. Младшая, Катя, ходит на балет. Недавно удивила нас – сама выучила партию из «Лебединого озера», посмотрела в интернете ролики и разучила! Маленькому Луке полтора годика, но он уже налетал по миру столько, сколько я за свои полжизни. Он часто и подолгу бывает в Америке, и поэтому мы его сейчас в садик определили, где воспитатели только на английском разговаривают. И что удивительно, бывает, обращаешься к нему по-русски, он не реагирует, а по-английски – сразу. Мы с мамами (Илью родила актриса Татьяна Солнцева, Мария и Екатерина появились в браке с актрисой Аллой Казаковой, Лука – в гражданском браке с Теоной Дольниковой. — Прим. «Антенны») пытаемся дать детям максимум.

Максим в детстве
Фото: Instagram Максима Щеголева
– О мамах, как смогли сохранить с ними хорошие отношения?
Максим Щеголев

— Взаимный труд, сложный, тяжелый. Не один год мы к этому шли, пришлось потратить много сил, времени, нервов, все было не гладко. Расставание – это не точка радости и комфорта ни для кого. Я нанес сильную обиду в свое время и понимаю это. Но так случилось, и надо ситуацию переступить, разрешить либо оставаться на той территории обид. Слава богу, мы справились и дружим. Бывает, что какие-то отголоски возвращаются, но что делать. Больше скажу, мамы общаются друг с другом по мере их желания. Они могут списаться, созвониться. Все дети дружат, и я бесконечно этому рад. Все могут приехать ко мне домой или мы с ними в другой дом.

– Кстати, про дом. Несколько лет назад в интервью нашему изданию вы говорили, что не хотите вступать в серьезные отношения, пока у вас не будет всего своего, то есть крыши над головой. Встреча с Теоной произошла, когда жилье появилось?
Максим Щеголев

– В итоге я не сильно обманул. Дом мы сейчас вместе строим. А так у меня есть все, о чем может мечтать среднестатистический гражданин, и даже больше. Потому что такое богатство, как дети, и четверо – это счастье, я в категории избранных и ни в чем не нуждаюсь.

– Как судьба свела вас с Теоной?
Максим Щеголев

— У нашего общего друга, моего однокурсника Жени Коряковского, была премьера фильма, показ проходил в Театре Ермоловой, именно там, у служебного входа и встретились. Мы с Женей стояли на улице, и вдруг приходит Теона, которую он тоже пригласил. При этом ранее мы с ней однажды виделись в 2002 году. Ее тогда уже все знали как звезду мюзиклов, а я был студентом. Она пришла к нам в ГИТИС вся такая красивая, воздушная, вокруг нее мужики жужжали. Мы познакомились, и она куда-то упорхнула. Все. Прошло 14 лет, и вот такая встреча вдруг на улице. Поздоровались, а потом я почему-то написал ей в социальной сети. Она ответила, стали общаться. И как-то раз ночью Теона прислала сообщение, спросила, что я делаю. У меня была смена на съемочной площадке. Она спросила, хочу ли кофе, может быть, поесть? Я тогда постился, и мне можно было только ограниченное количество продуктов. Теона приехала, привезла голубику, орехи и черный кофе. Было прохладно, мы на какой-то парковке, я в таком зажиме, как в детстве, когда не знаешь, куда деть руки, ноги. И вот мы ходим туда-сюда. Она нашла банку, начали ее пинать. Ну и все, с этого дня, с 1 апреля, все закрутилось.

90-е годы. До окончания школы Максим занимался бальными танцами
Фото: личный архив
– Вы сразу сказали ей, что были женаты и у вас есть дети?
Максим Щеголев

— Конечно. У нас с женушкой нет закрытых тем, мы не прячем скелеты в шкафу, не таскаем кирпичи на душе. Знаете, когда нет лжи и туманов, жить очень легко.

– С женушкой? Мы пропустили вашу свадьбу?
Максим Щеголев

— Нет, мы в процессе. Теона пока никак не может развестись с предыдущим мужем (формально актриса замужем за гражданином Америки. – Прим. «Антенны»). Меня это не смущает.

– Вашему с Теоной сыну Луке полтора года. Кто выбрал для него такое имя, что оно означает?
Максим Щеголев

— Я советовался с батюшкой, но в итоге не послушал его, он предлагал назвать сына совершенно иначе, но мы решили, что он будет Лукой. У нас в семье намешано много кровей, я вообще считаю себя грузином, если не по крови, то, по сути, потому что когда первый раз попал в Грузию, почувствовал себя будто дома. А Лука – это один из самых почитаемых святых в Грузии и у нас. Кстати, там мы и крестили сына. Меня все время тянет в эту страну. В ней я прибываю в таком союзе с самим собой, что не передать. Раньше все время думал: почему так, почему хочу в горы? Когда несколько месяцев назад находился в Адыгее на съемках, написал маме, поделился впечатлениями. Она ответила: «Ну что ты удивляешься? Мой папа из Армавира». Так что, скорее всего, где-то там в нашем семейном древе есть еще какие-то узелки, пересечения, и потому я чувствую, что горы – моя территория.

– Часто удается выбираться на вершины?
Максим Щеголев

— Я легкий на подъем. Могу сорваться и уехать куда угодно, если есть время. Вот тогда в Адыгее у меня было два выходных, друзья позвонили и спрашивают: «Куда хочешь поехать, что увидеть»? Я, конечно, выбрал горы. Мы поднялись на 2 километра туда, где не ловит телефон, и два дня я провел в тишине, на таком воздухе, от которого начинает кружиться голова. В той суете, как мы живем, надо уметь выдохнуть, прислушаться к себе. Я ощущаю, как быстротечна жизнь, вот почему пытаюсь успеть все. Хочется быть везде и сразу. Кажется, что только вчера приехал в Москву, а на самом деле мне уже 36 лет и четверо детей. По ним понимаю, что время бежит очень быстро. Только что ты держал ребенка на руках, а он уже стоит рядом, ростом тебе по плечо, и это твоя кровь и плоть, твой дух.

Советский пикап: как раньше мужчины покоряли женщин
  • Подробнее
Водонаева, Терешина, Стоцкая и другие звезды о секретах семейного счастья
  • Подробнее
Комментарии0

Мобильное приложение

Для iPhone и Android

16+

Журнал «Антенна-Телесемь»

Читайте журнал и телегид: 2 в 1

12+
На адрес ya@aaa.ru выслано письмо для подтверждения подписки.