Мама Водяновой: «Няня у нас новая, но она все сделала правильно»

Бурные эмоции вокруг инцидента с сестрой знаменитой супермодели постепенно утихли, и ситуация перетекла в правовое поле.

Напомним, 11 августа 27-летняя Оксана, с рождения страдающая аутизмом, во время прогулки зашла в летнее кафе. Однако сотрудники заведения в грубой форме принялись ее выпроваживать. Мол, она отпугивает потенциальных посетителей. За дочь вступилась Лариса Викторовна, ее мама, которую вызвала по телефону няня Оксаны. В результате разгорелся конфликт, о котором узнала вся страна.

В минувшую пятницу к Ларисе Кусакиной приезжала Светлана Мамедова, хозяйка кафе «Фламинго», где и произошел инцидент. Она принесла Ларисе Викторовне извинения за действия своих сотрудников. У мамы девочки-инвалида к владелице кафе претензий нет, поскольку лично она не была участницей конфликта и обидными словами в адрес Оксаны не отметилась. Но теперь вопрос взаимопонимания сторон носит исключительно морально-этический характер, потому что дело передано в суд по факту ущемления прав инвалида. Он пройдет на территории Нижнего Новгорода.

«Вчера, невзирая на выходной день, я несколько часов провела в полиции, где проводилась очная ставка с охранником, – поделилась с Woman’s Day Лариса Викторовна. — На очную ставку отправилась и наша Люба, няня Оксаны. Очень хочется, чтобы вся эта история поскорее завершилась, и жизнь нашей семьи вошла в привычное русло».

Когда в сети схлынули первые эмоции по поводу этой некрасивой истории, многие (и мы, не будем скрывать, в их числе) пересмотрели ситуацию. Она, безусловно, неоднозначная. И если версия сотрудников кафе правдива (напомним, они стоят на том, что у Оксаны в кафе случился приступ, она начала биться головой о стену, а няня не предприняла попыток остановить девочку, как-то ее отвлечь), возможно, именно некомпетентные действия няни и спровоцировали весь этот скандал? Мы задали этот вопрос маме Оксаны Ларисе Кусакиной.

Семье Натальи Водяновой нанесли обиду
Подробнее
Эвелина Блёданс и еще девять родителей «особенных» детей
Подробнее
Сейчас в интернете очень много вопросов по поводу роли няни в этой ситуации. Как получилось, что она не смогла успокоить Оксану и тем самым предотвратить конфликт?
Лариса Кусакина

Няня Люба у нас новая, она присматривает за Оксаной около месяца. Я ею очень довольна, она замечательно справляется со своими обязанностями. И в той ситуации она действовала строго по моим рекомендациям, которые я ей давала, когда она только к нам пришла. Мне уже доводилось слышать упреки в адрес няни, мол, почему она стояла в стороне, когда Оксана отказалась покидать кафе. А дело в том, что Оксану невозможно откуда-то увести, если она сама не захочет. Если у нее, что называется, «стоять над душой», она будет стоять на своем. Вот такая у нее индивидуальная особенность. И лучший способ ее переключить – отойти в сторону. Я Любу напутствовала, что если дочка на чем-то зациклилась, лучше отойти в сторонку и немного подождать. Она попыталась увести Оксану из кафе – не получилось. Поэтому она и отошла от нее на несколько метров, чтобы та переключила внимание и последовала за ней. Утащить ее насильно невозможно – это чревато громкой истерикой. Именно это и пыталась наша няня объяснить и сотрудникам кафе, и охранникам. Дочка же там ничего не била, не шумела. На нее просто не надо было обращать внимания – и все. Но Люба, к сожалению, не была услышана. И когда посыпались обидные слова в адрес Оксаны, няня позвонила мне, рассказала, что происходит, и спросила, что делать. Я поняла, что Оксанка уже напугана и одна няня с ситуацией не справится, поэтому взяла такси и сразу приехала.

А как дело дошло до полиции?
Лариса Кусакина

Полицию вызвал частный охранник. Не для того, чтобы выдворить Оксану, а чтобы забрать в отделение меня. Потому что когда я стала высказывать сотрудникам кафе свое возмущение по поводу оскорбления дочери, те вступили со мной в перепалку. В результате получился разговор на весьма повышенных тонах. Мне в конце концов удалось утащить из кафе перепуганную Оксанку, но на выходе из парка нас встретил наряд вооруженной полиции. А раз есть вызов, они обязаны были препроводить нас в отделение. Вот так эта история и стала всеобщим достоянием. Если бы охранники не решили таким образом разрулить эту конфликтную ситуацию, она бы завершилась еще в кафе. Поэтому все разговоры о том, что я специально раздула конфликт, просто смешны – правоохранителей вызывала не я. Я всего лишь защищала своего ребенка. И хотя сейчас я порядком устала от всей этой шумихи, наверное, от нее нашему обществу все-таки будет польза. Потому что эта история помогла привлечь внимание к проблеме отношения к инвалидам, с которой я живу уже двадцать восьмой год, но большинство людей стараются ее не замечать.