Интервью

Мария Шурочкина: счастье – это мир, любовь и шоколадки!

Мы две противоположности

Маша: И в детстве, и сейчас мы очень дружны. Если из-за какой то мелочи начинала назревать ссора, то моя сестренка всегда ее сглаживала. У нее настолько мягкий характер, что рядом с ней я чувствую себя полной противоположностью. Если иногда случался конфликт, он однозначно всегда начинался с меня. Больших ссор я не помню, а ты?

Нюша: Я вообще не помню, чтобы мы так серьезно с тобой хоть раз поссорились. Конечно, были, наверное, обиды, когда в пять или десять лет мы не могли поделить игрушку, но все они остались в том возрасте.

Маша: В детстве у нас был большой игрушечный, но с педальками, как настоящий, мотоцикл. И как в любой семье, где больше одного ребенка, была договоренность – сначала покаталась я, потом покаталась сестра, потом братик. А я так влюбилась в этот мотоцикл и поняла, что никому и никогда больше не хочу его отдавать. Помню, как на меня кричали все члены семьи. А Нюша в этот момент стояла в сторонке и мирно ждала своей очереди, понимая, что не дали, ну, значит, не дали.

Нюша: А я помню, что у нас дома жила очень милая кошечка. А Машуня была очень озорной девочкой. Кошечка была как божий одуванчик, и сестра готова была из этого мягкого и пушистого создания простоя вязать узлы. Однажды я захожу в коридор и вижу жуткую картину – Маша держит в зубах нашу кисоньку и сильно трясет головой. Конечно, кошке было не больно, они ведь и котят так носят, но выглядело это зловеще.