Интервью

В Ростове-на-Дону попрощались с Олегом Поповым

В Ростове-на-Дону Олег Попов в последний раз вышел на арену цирка, ростовские аплодисменты в последний раз согрели сердце Солнечного клоуна. И по решению супруги артиста в нашем городе состоялась гражданская панихида.

В понедельник, 7 ноября, с 10:00 до 13:00 все поклонники творчества Олега Константиновича пришли проститься с ним в здании Ростовского цирка.

Руководитель номера канатоходцев программы «Пусть всегда будет солнце» Фатима Гаджикурбанова поделилась воспоминаниями об Олеге Попове во время последних гастролей:

— В жизни Олег Константинович был очень добрым человеком. Когда мне предложили поработать в одной с ним программе, я была счастлива, это дорого стоит! Он был оптимистом и юмористом, на каждый вопрос отвечал шуткой. Ему было приятно со мной общаться, потому что я из цирковой семьи, он знал меня с детства, знал моих родителей.

В Ростове он приходил в гости, разувался и в носках проходил на кухню. Мне нравилось его угощать настоящими русскими блюдами. Сварила молочную рисовую кашу, а он мне: «О, я это давно не ел, моя любимая! Мне маслица в серединочку и побольше». А после благодарил: «Я лет 40 не ел такую вкуснятину!» Еще любил сырники. Ему хотелось чего-то такого попробовать в России, что он ел дома много лет назад. Накануне случившегося он сказал, что с удовольствием поел бы холодца. Я ему пообещала сварить. Сходила на ростовский рынок, купила телячью ногу и до двух часов ночи готовила холодец. А на следующий день пошла угощать его. Он так удивился, когда же я успела все. И с хреном, который купил заранее, с удовольствием попробовал. А его партнер по номеру приготовил для него харчо. Олег Константинович остался очень доволен обедом.

После он мне рассказал, как вместе с женой утром ходил на рынок. Он особенно любил ходить на рынки, а я ему ростовский расхвалила, сказала, что такого не видела еще нигде. Там его окружили сразу, угостили гранатом. А он в ответ пошутил над продавцом, мол, нужно было давать не один фрукт, а все. А тот испугался. Еще ему подарили чеснок и попросили автограф. На рынке его сфотографировала супруга. В кадре у него было абсолютно чистое и счастливое лицо.

Помню, на гастролях мы поехали в ресторан. Он заказал себе селедку с картошкой, которую мигом уговорил, сырный суп с креветками. А хозяин ресторана сварил огромный поднос раков. Он ел их за обе щеки. А жена Габриэлла заказала салатики и картошку фри, она – вегетарианка. Олег Константинович ел все это и испытывал большое удовольствие, рассказывая всякие анекдоты. Общение с ним доставляло огромную радость всем окружающим. А недавно он мне сказал: «У меня дома в Германии растет айвовое дерево. Я так люблю айвовое варенье!» Так я ему в Москве купила банку варенья и вручила здесь, в Ростове.

Мы часто проводили вечера вместе. Он много рассказывал, вспоминал. Радовался, что оказался на гастролях в России, так как любил нашу публику, вновь окунулся в ту атмосферу, которая давала ему силы жить. Говорил, какие у нас прекрасные цирки, ведь за рубежом таких нет, гордился ими. Мы с ним часто любили вспоминать цирк на Цветном бульваре. А недавно Попов попросил моего мужа – он не только канатоходец, но и рисует – сфотографировать нас на фоне Саратовского цирка и затем написать небольшую картину, которую он бы увез в Германию. Теперь эту картину повезу домой я.

На манеже он был трудоголиком. В цирке Олег Константинович находился целыми днями, даже если не репетировал репризы. Он скучал по нашим гримерным, как мы раньше их называли – гардеробным. Они погружали его в воспоминания. Когда мы приехали в Ростов, он восторгался, какой потрясающий цирк, какое красивое здание. Здесь у него была гримерка на втором этаже с диваном, торшером, круглым и гримировочным столами, туалетом, душевой, холодильником, микроволновкой – то есть все! Но он предпочитал находиться в старой гримерной на первом этаже – настоящей цирковой клоунской. Он говорил: «Да я ни за что не пойду наверх – мне это все не надо». Здесь работали Карандаш, Юрий Никулин, он сам 40 лет назад одевался там. И в день последнего его выступления в этой гримерке соединилось его прошлое и настоящее.

Когда я увидела его в последний раз, его лицо было спокойным и счастливым, будто он просто спал. А рядом остался чай и пирожок с капустой, которым я его угостила.

Его супруга Габриэла проплакала всю ночь. Она все время повторяла, что самое страшное, что он больше к ней никогда не вернется. Но на утро она собралась и занялась оформлением документов.

Шоу продолжит гастроли в Ростове и будет перестроено так, чтобы новый клоун во время замены реквизита появлялся на арене как можно меньше. Ведь спектакль «Пусть всегда будет солнце» Олег Попов собирал сам, мечтал о нем. Теперь, если зритель и не увидит его на манеже, то хочется, чтобы обязательно почувствовал его присутствие.

Я счастливый человек, потому что мне довелось в последние дни его жизни оказаться для него коллегой и, смею надеяться, другом.

На панихиду в Ростов прилетят из Германии дочка Олега Попова Ольга и внук Евгений, а также директор Большого Московского государственного цирка Эдгард Запашный. Как хотел сам Олег Константинович, в последний путь его проводят в клоунском костюме. Похоронят артиста в Германии.