Эксклюзив

Очень личное: Собчак рассказала о попытке изнасилования

Ныне Ксения Собчак – телеведущая, состоявшийся журналист, но подростком она была трудным и потрепала родителям нервы. О чем и рассказывает в книге «Новые заветы. Самые известные люди России о своих мечтах, страхах и успехах». Woman's Day дает выдержу из ее рассказа.

…Молодость у меня была бурная, протестная. Родители были вечно заняты – и вся моя энергия юношества уходила на то, чтобы найти более изысканный способ удрать от бесконечных теток, нянек и охранников туда, в такую манящую взрослую жизнь. Надо сказать, что образ бунюэлевской дневной красавицы в адаптированной к детству версии мне вполне удавался: днем – французский, балетные классы, уроки игры на фортепиано и Эрмитаж, а вечером – ярко-рыжий парик, кольцо в ноздре, гриндерсы, трупная помада и рейв. Никто бы не узнал в нагловатой, дико накрашенной молодой женщине, с вызовом смотрящей на жизнь и на мужчин фирменным отработанным взглядом «ах, сколько пройдено дорог, ах, сколько сделано ошибок», скромную девочку четырнадцати лет... Вокруг куча гопников и прошмандовок – но лучшей подругой все-таки становится такая же жертва домашнего воспитания Лина...

И вот «час икс». Родители в Германии с официальным визитом, а мы с Линой, обе в маминых шубах, встречаемся с двумя молодыми людьми смурной и поэтому такой притягательной наружности в клубе с говорящим названием «Джой». Они угощают нас коктейлем. Вкрадчиво спрашивают, сколько нам лет и чем занимаемся. Мы отчаянно врем, что нам восемнадцать, что работаем продавщицами в бутике...

О ребятах мы узнали немного. Серега и Леха. Двадцать четыре и двадцать восемь. «По жизни не работаем, но на жизнь не жалуемся». Кожаные куртки с прорезиненными манжетами. Пейджеры и одна мобила на двоих. Предлагают поехать в другое место. Время – восемь вечера. У нас есть еще час, чтобы родители не заметили пропажи. «Поехали», – сплевывая жвачку, томно говорю я ярко-малиновыми губами. И мы едем. Двадцать минут, тридцать, начинается загородная трасса. «Ребята, а куда это мы?» – веселым голосом спрашиваю я с заднего сиденья двухдверного «Шевроле-Такси». «Ребята» делают музыку громче. Символически на всю машину звучит «Girl you'll be a woman soon» из только что вышедшего тарантиновского «Криминального чтива»…

Ребята привезли нас на коктейль в главную гостиницу для быстрого секса в лесах Финского залива под названием «Ретур»… Поняв, что запахло жареным, мы сразу превратились в маленьких перепуганных до смерти девочек и стали быстро и нервно что-то лепетать про то, что нам домой надо, родители ждут… На это нам ответили быстро и четко, как на «стрелке», и, в общем-то, вполне логично: «Значит так, вы коктейли с нами пили? Пили. Поехать дальше согласились?.. Так что-либо водки для храбрости и по-хорошему в номера, либо водки выпьем мы, а вы пойдете с нами. Но уже не по-хорошему»…

— Мальчики, отпустите нас, мы вам наврали, нам по четырнадцать лет, за нас дадут лет больше, чем мы весим.

— Хорош гнать, вы себя в зеркало видели, малолетки… да вам когда четырнадцать было, я еще не родился!

Мама Ксении Собчак: «Буду унижаться и просить дать внуков!»
Подробнее

…Я поняла, что пора доставать из рукава главный козырь…

— Ребят, – говорю как есть, – я дочка мэра. И если через час меня не будет дома, меня хватятся и будут искать, перекроют трассы, подумают, что меня в заложники взяли, найдут – и головы вам точно поотрывают. Отпустите нас.

И тут у Сереги оказался джокер. Схватив меня за грудки, он, зло глядя в глаза, сказал: «Слышь, ты, овца, харэ разводить, мы ж не лохи. Дочка Собчака давно уже в Лондоне учится, с сыном моего кореша в одном классе, между прочим. Так что пей водку и заткнись».

Ничего не оставалось, как весело заказать водки и, уже глядя покорными глазами, попроситься в туалет «привести себя в порядок». В залог оставлены мамины шубы и сумки.

А дальше – маленькое окошечко в туалете, стук перепуганного сердца, одна нога на батарею, вторая в лаз, рука подруги и мягкий плюх в снег. Холод, пронзительный холод, в лесу в одних платьицах... Почти замороженные девочки, перегораживающие дорогу грузовику, и добродушный дальнобойщик, давший нам свой пуховик один на двоих, чтобы согрелись. И блокпост ГАИ и первый голос из рации: «Нашли? Ну, слава богу».

Я отправилась под домашний арест, а спустя месяц узнала от мамы, что оба наших ухажера были найдены… Оказалось, что парни наши были по-настоящему брутальны: один сидел за изнасилование, а «мой» Серега за грабеж. Как говорится, отделались легким испугом...

Иван Охлобыстин: «Замуж нужно выходить девственницей»
Подробнее
Лера Кудрявцева впервые назвала свой настоящий возраст
Подробнее