Ученые: в Disney дискриминируют женщин

К такому любопытному выводу пришли лингвисты.

Кармен Фоут и Карен Эйзенхауэр как-то заметили, что в анимационных произведениях самой знаменитой студии по производству мультиков Disney женщинам отводится менее половины реплик. Говорят в основном мужчины!

Мы с вами знаем, что в реальной жизни все с точностью до наоборот. Поболтать любят дамы. Не мужчинам же обсуждать самих себя, маникюр, диеты, ту слишком расфуфыренную новенькую в отделе… Но авторы «Покахонтас», «Красавицы и чудовища», «Мулан», «Русалочки» и всех остальных произведений Disney почему-то обделили женщин на диалоги.

Причем даже когда мультик полностью посвящен юной героине, например Белль в «Красавице и чудовище», 71 процент времени мы слышим мужские голоса!

Фото: сколько лет диснеевским принцессам сейчас
Подробнее

Лингвисты оказались упорными и отсмотрели все мультфильмы студии. Каково же было их удивление, когда теория подтвердилась: в «Русалочке» 68% диалогов мужские, хотя мы-то с вами знаем, кто там главная героиня. Еще хуже обстоят дела с Покахонтас, там всем девушкам досталось 24% реплик. 77% речей в «Мулане» опять же принадлежат сильному полу.

Причем в более ранних творениях Disney – в «Белоснежке», «Золушке» пятидесятых годов – дамы говорили наравне с мужчинами. Перекос в сильную сторону почему-то начался в середине 80-х.

Сейчас ситуация понемногу улучшается, в «Рапунцели» и «Храброй сердцем» реплики персонажей практически поделили полностью. Однако это единичный случай, а полноценная картина складывается совсем не радужная. Да, лингвисты согласны, что мужских персонажей в мультиках всегда много, оттого и повышается количество их диалогов. Но почему главная героиня – принцесса говорит меньше, чем второстепенный хозяин таверны? А если взглянуть на мультики, где главный мужчина, например Алладин, то там вы услышите женскую речь лишь в 10% из 100!

Исследователи считают, что дискриминация по половому признаку тут налицо, и сомневаются, что просмотр подобных мультфильмов пойдет детям на пользу.

Неужели нам снова пора бороться за свои права?