В Большом театре восстановили идеальную акустику

Закончены работы по реконструкции панелей из резонансной ели – основы уникальной акустики.

Физико-акустические свойства этого материала формируют условия звучания в широком диапазоне частот и амплитуд без искажений. За прошедшие 150 лет часть панелей, которыми был обшит зрительный зал, пришла в негодность. Более того, в советские годы многие из них заменили на фанерные.

«Наши мастера тесно работали с ведущими специалистами в этой сфере. Для участия в проекте мы привлекли лучшую компанию в области архитектурной акустики театральных и концертных залов», – рассказывает официальный представитель генподрядчика, директор департамента по связям с общественностью инвестгруппы «Сумма Капитал» Михаил Сидоров.

Для отделки была выбрана резонансная ель. «Из такой древесины создаются инструменты для музыкантов. По нежности и тембровой окраске звучания этому природному материалу пока не найдено ни одного достойного заменителя», – уверяет Михаил Сидоров.

По замыслу архитектора Альберта Кавоса, возводившего театр после пожара 1853 года, зал был построен по принципу музыкального инструмента. Полностью деревянное помещение напоминало скрипку.

Представители Greenpeace могут впасть в панику: для того чтобы отделать зал, необходимо несметное количество елочек. Из одного дерева может получиться только две панели.

А вот в Ираке с музыкой связаны менее приятные перемены. С нового года главный институт изящных искусств не имеет права учить студентов музыке. Зато там сейчас активно восстанавливают памятники: США выделили $2 млн на реконструкцию.