Эксклюзив

Вера Глаголева: хвалю детей только по делу и внуков не балую

Файнс сам варил себе гречку

Рэйф Файнс в главной роли – это, конечно, режиссерская удача, но в то же время и большой риск. Не боялись, что зритель скептически отнесется к иностранцу, играющему тургеневского персонажа в российском фильме?
Вера Глаголева

И я бы скептически отнеслась к этому, если бы не знала, что Рэйф – великий актер и очень любит русскую литературу. Этого вполне достаточно, чтобы работать с ним и воспринимать это как подарок судьбы. Файнс – очень глубокий человек, необыкновенный по сути, по отношению к жизни, к действительности. Он выучил весь текст роли на русском языке и нас просил с ним разговаривать исключительно по-русски. Рэйф – человек с благородством, аристократизмом, которые не сыграть. А он и не играет, он проживает эту историю. Его работу в картине высоко оценили тургеневеды, а это ли не показатель?

И Рэйф при всех его достоинствах, как я понимаю, напрочь лишен звездной болезни.
Вера Глаголева

Он вообще не капризный. Еда на съемках – не самая вкусная, однообразная. Но Рэйф питался со всеми, слова не сказал и отдельное меню для себя не просил. Более того, иногда сам готовил себе еду: варил гречку, резал салаты. И звал нас с дочерями (они тоже были со мной на съемках) на ужин в свой флигель в усадьбе Глинки, где жил во время работы. Иногда мы его угощали. Так и ходили друг к другу в гости. А после съемок площадке мы играли с Файнсом в шахматы. После окончания совместной работы наше общение с Рэйфом не прекратилось. Он приезжал на предпремьерный показ фильма в Москву, активно помогал в продвижении картины. Сейчас мы регулярно созваниваемся.

У вас в жизни образ такой воздушной, нежной женщины. А вот режиссер Вера Глаголева, говорят, весьма сурова?
Вера Глаголева

На съемочной площадке я не нежная и не воздушная. Я всегда знаю, чего хочу, и добиваюсь того, что мне нужно в кадре: от художников, декораторов, операторской группы. И от актеров, конечно, тоже. Александр Балуев прекрасно слышит режиссера и в то же время привносит что-то свое. Я не против, если не идет в разрез с образом. Это и есть творчество. С Рэйфом мы постоянно что-то обсуждали, бывало, переубеждали друг друга. Я бываю жесткой на площадке, но коллеги относятся к этому с пониманием. Знают, что все это для блага картины. Терпеть не могу картонных фильмов.

Вы как-то обидели <a href="/person/larisa-guzeeva/">Ларису Гузееву</a>…
Вера Глаголева

Да, это еще одна история, поддерживающая легенду о моей строгости. В картине «Заказ» Лариса играла подружку главной героини, которая выходит замуж и навсегда уезжает жить в Европу. Она должна была произнести слова о том, что у нее начинается новая жизнь. А получалось все время не то, что нужно. Мне же были необходимы настоящие эмоции. А их не было. Мне пришлось очень грубо (не матом, конечно) накричать на Ларису: «Как можно так работать? Это непрофессионально!» Я очень обидела Ларису. Она еле сдерживалась, чтобы не заплакать. Именно это состояние мне и было нужно. Гузеева сыграла гениально. Потом я при всей группе попросила у нее прощения.