Интервью

Ольга Кабо: «Не хочу, чтобы мой сын стал актером»

А хотите, чтобы сын продолжил династию, стал актером?

– Все-таки актерство не совсем мужская профессия. Мужчина-актер очень часто лишен мужского начала. И те герои, которых он воплощает на сцене или экране, в реальной жизни лопаются, как мыльные пузыри. По-моему, Мэрилин Монро как-то сказала: «Женщина-актриса больше, чем женщина, мужчина-актер меньше, чем мужчина...» Так что в большинстве своем приходится с ней согласиться. Хотя мне в жизни очень повезло. И на сцене, и на экране со мной всегда были достойные, прекрасные, талантливые мужчины: Армен Джигарханян, Николай Караченцов, Борис Плотников, Александр Домогаров, Александр Балуев и многие, многие другие... Но, к сожалению, наша профессия очень зависимая, а мне бы хотелось, чтобы мой сын мог сам решать свою жизнь, определять судьбу. Пускай лучше будет продюсером! И меня на старости лет, глядишь, будет в кино снимать! (Улыбается.)

Что-то мне подсказывает: наши дети уже не будут читать стихи. Или слушать классическую музыку. Зачем, если у них есть, прости Господи, какие-нибудь «Энгри бердс»! Современные малыши развиваются больше в техническом направлении.

– Меня тоже пугает такая тенденция. Но это задача семьи: приобщить детей к чтению книг, причем не электронных, а бумажных, настоящих. Чтобы пальцами строчки чувствовать, слышать шелест страниц... Для меня очень важно тактильное восприятие книги, электронные версии мне просто неприятны. Моей дочке Тане сейчас 15 лет, вот она – продукт сегодняшнего времени: читает только на компьютере, общается с друзьями языком эсэмэсок, плотно сидит в соцсетях. А младшему, Витюшке, сейчас полтора годика, да и он уже спокойно включает айпэд и листает фотографии! Я пытаюсь немного притормозить эту его связь с электронной аппаратурой, стараюсь показывать ему наши советские мультики, в которых у зверушек добрые физиономии. Это гораздо лучше, чем смотреть импортные страшилки с монстриками. Приобщаю мальчика к сказкам. Пока, конечно, в книжках он только картинки рассматривает, но любит, когда я на разные голоса ему сказочные истории рассказываю.