«9 мая 1945-го года будущий муж сделал мне предложение»

Александра Сазоновна Иванова из Красноярска – ветеран Великой Отечественной войны, эта уникальная женщина наравне с мужчинами защищала нашу Родину и прошла столько испытаний, которые сейчас даже страшно представить.

1. Девичья фамилия: Стрелецкая.

2. Родилась 1 мая 1922 года (в 2015 году ей исполнилось 93 года).

3. Служила с 1942 по 1945 г. День Победы встретила в Чехословакии, в г. Бенешев.

4. Звание: сержант. Всю войну служила радистом во 2-й Воздушной армии, 829-м батальоне авиационного обслуживания.

5. Награждена: медалями «За боевые заслуги» (освобождение Киева), «За победу над Германией», орденом Отечественной войны II степени.

Окончила школу, как грянула война

В свои 93 года Александра Сазоновна держится молодцом, сама себе готовит (родственники только продукты привозят), много читает, общается. Приятное в морщинках лицо, внимательный взгляд голубых глаз, слегка ироничная улыбка. Настоящая красавица в молодости, она и по сей день не растеряла своего обаяния. Woman’s Day пообщался с Александрой Сазоновной накануне 9 Мая и узнал, каково приходилось женщинам на войне.

В 1941 году Александра Иванова окончила 10 классов, и грянула война. Девочек в основном отправляли на курсы медсестер, но она туда не попала, так как боялась крови. Александра добровольцем уехала в школу младших авиационных специалистов, отучилась и сразу попала на фронт, на Курскую дугу. В отряде вместе с ней было 10 девочек, после сильной бомбежки осталось только четверо…

– Я была радистом-шифровальщиком, – рассказывает Александра Сазоновна. – Техника была тогда на грани возможностей… Всю эту громоздкую аппаратуру, аккумуляторы мы на себе таскали, не считаясь с тем, что мы женщины, можем это делать или не можем. Брали и делали. Все задания были строго засекречены – когда и в какую точку давать огонь, куда направлять наши боевые самолеты. Помню, когда мы вступали в освобожденную Украину, от некоторых сел ничего кроме русских печей не осталось. Местные жители выходили из землянок, где прятались от бомбежки, с детьми на руках, босиком, шли по снегу, а вокруг одни руины, да обугленные печи из-под земли торчат. Стоял октябрь месяц, снег под ногами превращался в слякоть, в воздухе сырость такая, что мы промерзали до костей. Мы так в Сибири в 40-градусный мороз не промерзали, как в этой Украине в минус 13.