Африканские хроники: сафари в Танзании

Ночевали в палаточном лагере, разбитом вокруг холма. Там работают одни масаи, и только мужчины — все нарядные, в своих цветных тряпочках и с огромными дырками в ушах. На скале, что нависала прямо над умывальником (он на улице) обнаружили целое семейство каких-то любопытных сусликов. Ночью заснули не сразу — все вокруг ревело, мычало и хрюкало. Утром все ушли завтракать, а я возилась дольше и, когда чистила зубы, выйдя из палатки, вдруг увидела жирафов. Большого и маленького: они шли по полю плавно покачиваясь, как в замедленном кино. Удивительное животное все-таки — как оно такое получилось?Двинулись в путь и сразу увидели на лужайке стаю грифов — они кого-то доедали, галдя и приплясывая. А через несколько минут притормозили, потому что прямо рядом с дорогой стоял слон. Один. Жевал ветки — вернее, целые кусты отправлял в рот — и уходить не собирался. Нам даже стало немного не по себе, но все равно решили его сфотографировать. Старались делать это максимально тихо, переговаривались шепотом, а Патрик держал ногу на педали газа, чтобы рвануть, если слон проявит к нам интерес.

Прямо напротив ванны — терраса с видом на кратер
Прямо напротив ванны — терраса с видом на кратер
На вид — скромные хижины, а на самом деле — один из самых роскошных отелей в Танзании, Ngorongoro Crater Lodge
На вид — скромные хижины, а на самом деле — один из самых роскошных отелей в Танзании, Ngorongoro Crater Lodge
Вот так мы провели две ночи (на фото в глубине палатки — мой брат Тимур)
Вот так мы провели две ночи (на фото в глубине палатки — мой брат Тимур)
А это палатка — по вечерам внутри очень уютно
А это палатка — по вечерам внутри очень уютно

Наверное, надо пояснить, почему животные в Африке такие непуганые. Именно потому, что никто давно их не пугает, не охотится на них, не меняет среду их обитания. А к джипам обитатели саванны и буша привыкли и думают, что это такие животные: странно пахнущие, но безопасные. Людей внутри они отдельно не воспринимают: но если сильно высовываться из машины, совершать резкие движения и издавать громкие звуки — тогда воспримут. И мало не покажется. Был случай — с любопытными японцами, которые ради эффектного кадра решили кидать в льва камушки. Продолжать не буду — я и так уже, наверное, всех напугала. Просто хочу сказать, что Африка — это не большой зоопарк, где ленивые прикормленные звери развлекают туристов. Здесь все по-настоящему — по законам джунглей.Следующие две ночи мы провели в палаточном лагере, который переезжает с места на место каждые 10 дней, в зависимости от миграций животных. Там всего восемь палаток, и занято из них было три — две наших, и еще в одну приехали какие-то американцы (мы это вычислили «по говору» — их было слышно на весь лагерь). Палатки отличные: в каждой две походные кровати, за шторкой умывальник, биотуалет и душ — такой большой мешок на шесте: воду греют на костре и в него заливают. Обо всем заботится и готовит еду обслуживающий персонал: тоже молодые мужчины, все в бриджах и защитного цвета свитерах (там, как я уже говорила, не жарко — особенно вечером).

Палаточные лагеря переезжают примерно раз в десять дней, это зависит от миграции животных.

Ночь была беспокойной: к обычному шуму (вой, писк, рев, мычание, стрекот) прибавились мелкие шажки вокруг палатки. Кто-то тут бродил всю ночь, шуршал и тыкался мордой в стенки. А мы дрожали от страха. «Ань, ну хочешь, я приоткрою окно (оно плотно застегнуто на «молнию») и посмотрю, кто там?» — робко спросила я в какой-то момент, и с облегчением услышала громкое «Нет!». Так мы и не узнали, кто это был: скорее всего, какая-нибудь антилопа. Рыжие импала, глазастые и ушастые, как Бэмби, паслись наутро всем стадом тут же в кустах, буквально в десяти метрах.

Закат в саванне. А когда деревьев больше — это назвается буш
Закат в саванне. А когда деревьев больше — это назвается буш

А утро прошло под знаком львов: рано, часов в шесть, мы приехали к руслу пересохшей реки и сразу увидели двух великолепных самцов — у одного грива потемнее, у другого — светлее — просто Призрак и Тьма (не к ночи будет сказано. Помните фильм с Майклом Дугласом?). Мы тихо-тихо подкрадывались (если так можно говорить о передвижении на джипе) поближе и тут буквально на расстоянии вытянутой руки в кустах обнаружили трех львиц с четырьмя детенышами! Львицы, как вы, конечно, знаете, живут прайдом, несколько самок вместе, а дети у них считаются общими: они воспитывают и выкармливают их, не делая различий между своими и чужими. Года через три, когда львята подрастают, девочки остаются в прайде, а мальчики уходят. И вот целый прайд был у нас буквально под окном автомобиля. Открытым окном. Мы, почти не шевелясь и переговариваясь тихим шепотом, наблюдали за ними довольно долго, пока одна из львиц вдруг не начала смотреть на нас очень пристально. Потом она как бы привстала... Для нас это стало отчетливым сигналом: пора двигать.

Настойчиво, но безуспешно искали гепардов и уже возвращались в лагерь, как вдруг услышали топот: целое море антилоп-гну проносилось мимо. Риторический вопрос возникает у меня всегда в связи с антилопой-гну и гиеной — ну почему они такие некрасивые: голова кастрюлей, низкий таз? Бородавочник (Пумба из «Короля-Льва» ) тоже тот еще красавец, но он хоть смешной!Впрочем, моя дочка всегда сердится, когда я так говорю. Она, как большой любитель и знаток животных, не позволяет делить их на красивых и некрасивых.

На одной из стоянок, напротив палатки. На этом камне сидело много сусликов, но они спрятались
На одной из стоянок, напротив палатки. На этом камне сидело много сусликов, но они спрятались

Два базовых ощущения не покидали меня на сафари, и оба довольно странные. Первое — что это Диснейленд. Особенно когда в глазах рябит от живности и все эти зебры, антилопы-гну и прочие газели в огромном количестве толпятся буквально рядом и не обращают на вас никакого внимания… Кажется, что их специально запустили, подогнали — но они просто там живут. Самые причудливые, конечно, зебры и жирафы. Они слишком декоративны, нарядны для нашего северного глаза: торчат из высокой травы, как расписные деревянные фигуры на детской площадке, не хватает только качелей и горок рядом. Здесь совсем не жарко, максимум градусов 25, и очень зелено, просто десятки оттенков: наверное, Хемингуэй увидел «зеленые холмы Африки» в это же время года (декабрь — январь). А местами пейзаж кажется совершенно подмосковным — и это второе странное чувство. Поле, как будто картофельное, какие-то чахлые одуванчики, подорожники и осока, разбитая дорожная колея, поросшая в середине травой, на горизонте лесок. Сюда бы еще церквушку на холме, да ржавый разбитый трактор, да велосипедиста с почтальонской сумкой — и все было бы как в какой-нибудь Сосновке. И вот проезжаешь мимо обычных — как у нас в средней полосе, кустов — а там развалились львы! Штуки четыре дремлют после обеда. А далеко и близко в поле, как телеграфные столбы, тут и там возвышаются жирафы. Из придорожной канавы торчат круглые уши и нелепая голова. Собачка? Нет, пятнистая гиена — она лениво вылезает из канавы (мало того, что страшная — еще и грязная!) и трусит за нами вдоль дороги. Тот еще хищник, кстати, иногда и у львов добычу отнимает. Охотятся нечасто, потому что лень, да и не брезгливы они — падалью питаться и за другими доедать. Еще ночь в палатках, еще день в пути: мы возвращаемся к вулкану Нгоронгоро.

Кардинально меняем жилищные условия: на этот раз мы поселились на самом краю кратера в роскошном отеле с потрясающим видом — Ngorongoro Crater Lodge. Первые, кого мы видим на территории, четыре огромных черных буйвола. Лежат прямо перед ресепшн. Оля предположила, что они домашние, но нам объяснили, что здесь таких нет. Просто заборы отсутствуют, и любые животные заходят когда угодно и куда угодно. Поэтому в Африке по вечерам даже как бы на территории гостиницы можно ходить только с местным провожатым. И это не перестраховка: электричество там только в домах, территория не освещается, нужно ходить с фонариком. И если из темных кустов на вас случайно выскочит даже какая-нибудь безобидная антилопа, вы все равно испугаетесь. А если это будет слон?

Один из наших проводников. Масаи очень фотогеничны
Один из наших проводников. Масаи очень фотогеничны

Гостиница удивительная: снаружи это красные глинобитные хижины с крышами из банановых листьев (не ради экзотики, а потому, что там можно строить только из местных натуральных материалов). А внутри хрустальные люстры, резная мебель, камин, посреди комнаты большая ванна с видом на кратер, розы, свечи, шерри в графине, изысканные сладости в коробке розового дерева… Ну и так далее, в ресторане тоже сплошной хрусталь и серебро… Стоит все это дорого, конечно, но утешает то, что значительная часть денег идет на сохранение африканской природы.

Заборов здесь нет, и любые звери из кратера: буйволы, зебры, даже львы — могут зайти куда угодно.

На озере Маньяра есть отель той же сети, куда мы и переехали на следующий день. Здесь хижины построены на сваях прямо в кронах деревьев. В огромных окнах нет стекол, только москитная сетка. Деревья ночью шумели и раскачивались так, что казалось: нашу хижину вот-вот сдует, как домик Нуф-Нуфа. Днем мы видели бегемотов, которых в озере (извините за тавтологию) — пруд пруди. И еще здесь много диких обезьян. А наутро, по дороге назад, я наблюдала великолепую картину: голубое озеро в легкой дымке, берега не видно, и оно и кажется морем, бескрайний пляж... И на пляже расположились жирафы! Много-много жирафов: некоторые стояли, повернув головы в одном направлении, как подъемные краны в порту, другие лежали на песке, очень грациозно. Это, я решила, прекрасная картинка для завершения сафари. А дома я, естественно, первым делом пересмотрела фильм «Из Африки» — и порадовалась тому, что со времен Мерил Стрип и Роберта Редфорда ничего в Танзании не изменилось. Так что очень рекомендую перед поездкой.

КАК ЭТО СДЕЛАТЬ: Мы пользовались www.africatravelresource.com. Индивидуальные туры — Travel MC (www.travelmc.ru т. (495) 232 6226). Визу можно получить на месте, в аэропорту Килиманджаро (50 долларов). Прямых рейсов в Танзанию нет, мы летели компанией KLM через Амстердам.