Александр Масляков: о КВН и семейном подряде

«Нельзя ни на секунду отключить телефон»

Сейчас вам отдыхать удается редко?

Александр Васильевич: Как говорит наша мама, наш режиссер (Светлана Маслякова. – Прим. «Антенны»), мы – сталевары, наша работа непрерывна. Так что покой нам только снится. Даже во время совместных встреч мы нередко обсуждаем работу.

Александр Александрович: Нельзя ни на секунду отключить телефон, иначе рискуешь оказаться вне процесса, упустить важные моменты.

Значит, и Таисию (дочь Александра Маслякова-мл. – Прим. «Антенны») воспитываете вместе?

Александр Васильевич: Упаси бог. Я никогда ничего не советовал Саше по поводу воспитания внучки. Это же их ребенок, их дочка. Они взрослые, умные люди. Сын очень самостоятельный. Мы его еще в детстве с женой прозвали Сам Самыч. Так что пусть сам воспитывает. А мы с бабушкой со стороны понаблюдаем, побалуем, погуляем вместе с Таисией. Иногда, конечно, тянет что-нибудь посоветовать, но я осекаюсь. Мы не очень принимали советы от родителей, когда рос сын. Даже раздражались. Хоть зачастую оказывалось, что они были правы.

Александр Александрович: Пожалуй, одна из главных вещей, которую я вынес из собственного детства, – с ребенком надо разговаривать. И уделять этому как можно больше времени. Все можно объяснить. Хотя не могу сказать, что тщательно следую примеру своих родителей в воспитании дочери. Все же мы слишком разные. Да и у дочки моей очень сильный, активный характер. Как она хочет, так и будет. Я все же был более покладистым ребенком, послушным.

Александр Васильевич: Более того, от курения меня отучил.

Как вам это удалось?

Александр Александрович: Половина советских мультиков была о вреде алкоголя, курения. Пропаганда здорового образа жизни работала хорошо. И вот я, будучи маленьким мальчиком, насмотревшись этих мультфильмов, узнав, что никотин убивает лошадь, решил во что бы то ни стало отучить папу от его вредной привычки.

Александр Васильевич: Он рисовал плакаты с этими несчастными лошадьми, постоянно твердил о вреде курения. И глас ребенка совпал с гласом моего организма.

Вы друзья?

Александр Васильевич: Я надеюсь на это. Сын – несколько иной человек, чем я. Более закрытый, самостоятельный. Я и по сей день его разгадываю. И мне как отцу это интересно.

Александр Александрович: Конечно, друзья. Я делюсь с отцом всем, что меня волнует. Мы можем обсудить с ним многое, пусть и не всегда приходим к общему мнению.