Александр Овечкин: «Я маменькин сынок»

На хоккейном льду ему нет равных, а в жизни он сама скромность: во всем советуется с родителями, сам убирает дома, готовит яичницу и никогда не откажет в автографе.

Когда Хью Джекмана объявили самым сексуальным мужчиной планеты, он признавался, что единственным человеком, который помог ему спуститься с небес на землю, стала его жена. Каждый раз, когда Джекман выходил из дома, она кричала ему вслед: «Эй, самый красивый парень на земле, мусор захватить не забудь». Вам всего-то исполняется 29 лет, а вы уже легенда в мире хоккея. Крышу не сносит?
Александр Овечкин (Alexandr Ovechkin)

Вы знаете, иногда тяжело сдерживаться. Но я одергиваю себя сам. Когда ты достиг одного уровня, нужно сразу же двигаться на следующий. Подниматься, подниматься, останавливаться нельзя. Мне всегда хотелось быть на одной полочке с Уэйном Гретцки, Марио Лемье – этими величайшими хоккеистами. Нужно просто не думать о том, что ты такой крутой. И тогда всегда будет к чему стремиться.

У всего есть своя цена. Нет ощущения, что ради того, кем вы являетесь сейчас, вам пришлось пожертвовать беззаботным детством, юностью, первыми дискотеками, свиданиями, походами в кино?
Александр Овечкин (Alexandr Ovechkin)

Я никогда не чувствовал, что что-то упускаю. Конечно, тяжело было смотреть, как твои одноклассники отдыхают и гуляют, а тебе нужно ехать на тренировку. А будущее такое туманное, кто его может знать? В такие моменты всегда говорил себе: «Соберись, тряпка!» Потому что в моем детстве для всех ребятишек хоккей был самым желанным видом спорта. Все мечтали стать или космонавтами, или хоккеистами. Я в космос совсем не хотел, а в хоккей влюбился сразу. Даже родителям никогда не приходилось меня заставлять тренироваться. Сам рвался. Потому что считаю, что главное в жизни – стать успешным человеком, а все остальное можно наверстать в любое время. Еще нужно как любому мужчине построить дом, посадить дерево, родить сына. Дом у меня есть, дерево тоже посадил, остался третий пункт.