Видео

Панайотов жестко ответил на критику его участия в «Голосе»

Спустя почти 15 лет после «Народного артиста» певец вновь участвует в музыкальном телеконкурсе.

- С тех пор как «Голос» появился в эфире, знакомые только и спрашивали, почему меня там нет. Говорили, сам Бог велел участвовать. Я все отнекивался. В итоге меня убедили певцы Влад Соколовский и Рита Дакота, с которыми мы в этом году сидели в жюри детского вокального конкурса в Сочи. Вернувшись в Москву, ради смеха заполнил анкету. Решил: будь что будет. Проходил все этапы отбора на общих началах, без договоренностей, блата. Вместе с другими соискателями сидел с номерком в коридоре. Меня все это ничуть не смущало, не расстраивало.

Отнесся к кастингу как к интересной, веселой игре. Не драматизировал, что, мол, состоявшийся артист наравне с новичками ждет своей очереди по несколько часов. Многие участники на меня косо посматривали. Некоторые подходили и спрашивали, не являюсь ли я новым наставником. Одна девушка задала вопрос в лоб: «Зачем ты сюда пришел? Может, еще Пугачеву позовем?!» Я аж опешил от такой наглости, ничего не стал отвечать.

Но сейчас скажу честно. Я уже более шести лет не появлялся на телеэкранах. Поначалу меня регулярно приглашали в различные ток-шоу, но все они были далеки от музыки. Зато близки к скандалам, интригам, и я принципиально отказывался. Выдумывать личные драмы, использовать грязный пиар не стал. Поэтому вскоре и на такие программы перестали звать. А тут появился реальный шанс показать свои возможности, голос. Захотел напомнить о себе, разрушить штамп, что я – артист какого-то определенного канала. Это давно в прошлом.

Иван Охлобыстин: «Замуж нужно выходить девственницей»
Подробнее

Недосягаемая шаурма

Я приехал в Москву в 2002 году. Приехал один и налегке, с небольшой сумкой. Столица встретила меня абсолютно не радушно. Денег не было ни на что. Когда проходил кастинг на шоу «Народный артист» спал не в гостинице, а на лавочке возле ВДНХ. Хоть и лето было на дворе, а по ночам прохладно. Помню, как другие участники ели шаурму, а я стоял рядом и завидовал, даже ее не на что было купить. Но для меня сам приезд в Москву был настолько ярким событием, что подобные неудобства казались мелочью. Относился к ним легко.

Как только попал в «Народного артиста» начались выступления, эфиры, заработки. Первый гонорар в 150 долларов, сумасшедшие тогда для меня деньги, потратил на компьютер, чтобы записывать песни, на второй заработок купил электронное пианино, которым пользуюсь по сей день. С каждым эфиром «Народного артиста» количество поклонников росло в геометрической прогрессии. Однако у меня, простого парня с Украины, крышу не снесло. Не до этого было. После окончания проекта началась каторжная работа, тур по всей России. Города менялись со скоростью света. Автобусы, перелеты, недосыпы. Иногда даже не осознавали, где мы даем концерт в данный момент. Первые два-три года после программы все было прекрасно: эфиры, по 15−20 выступлений в месяц, неплохие деньги. А потом все как-то пошло на спад.

Ждал, что позвонит Меладзе

У продюсера Евгения Фридлянда, с которым участники «Народного артиста» заключили контракт, начались проблемы, судебные тяжбы с группой «Премьер-министр». Он разочаровался в артистах в принципе, опустил руки. И мы остались не у дел. Концерты случались все реже. Мне иногда нечем было заплатить за аренду квартиры. Кто-то сбежал с корабля первым, откупаясь от контракта с Фридляндом. Я доработал его до конца, надеясь, что что-то еще может измениться. Но спасения не произошло.

Для меня это было ударом. Я же рассчитывал на этого человека. Но, несмотря ни на что, расстались мы с Евгением мирно. А дальше я ждал... Думал, что мне после окончания контракта позвонит другой продюсер, например, Константин Меладзе или Игорь Крутой, предложит работу. Все же неплохой артист, с багажом собственных песен. Но звонков не было. Были какие-то мелкие предложения, но от них я отказывался.

Ларису Долину, с которой хорошо знаком и не раз выступал дуэтом, и других именитых артистов просить о помощи я не стал. Никогда не наберусь наглости, чтобы сделать это. Алла Пугачева, когда был у нее в программе на радио, процитировала мне Булгакова: «Саша, никогда ничего не проси, сами придут и все дадут».

В итоге я самостоятельно занялся съемками клипа, записью альбома. Но практически перестал появляться на ТВ. В этом деле один в поле не воин, нужна сила, ведущая артиста. Нужны деньги, связи. Мне было сложно оценить хитовость своих новых песен. Казалось, что композиция отличная, а на радио ее не брали, объясняя тем, что не формат. Постоянные отказы, закрытые двери, повсеместное игнорирование, которое хуже ненависти. И так несколько лет.

Наверное, есть какие-то пути к отступлению, запасные варианты. Бизнес, например. Но я – артист до мозга костей. Ничего больше делать не умею. У меня нет ничего, кроме вокала. И в какой-то момент появилось отчаяние, депрессия жуткая… В таком состоянии этой зимой я написал песню «Непобедимый». И она, на удивление, выстрелила, клип на нее взяли музыкальные каналы. Видимо, люди почувствовали, что писалась она с надрывом и искренне.

Зимой произошло еще одно знаковое событие, вернее, происшествие. Я попал в серьезную автомобильную аварию. Ехал с празднования дня рождения Юлии Началовой на такси, и в наш автомобиль на большой скорости влетела другая машина – столкновение было лоб в лоб. После таких обычно не выживают. Но тут как-то Бог отвел. Получил незначительные травмы, ничего серьезного. Перемены произошли в голове. Понял наконец-то, что жизнь – штука короткая и непредсказуемая. И нужно действовать, идти к цели, несмотря ни на что, оставив гордыню, предрассудки. Наверное, эта авария послужила еще одним толчком для участия в «Голосе».

Очень личное: Собчак рассказала о попытке изнасилования
Подробнее