Интервью

Серебряков: «В Канаде не скучаю по российскому хамству»

«Антенна» задала актеру вопросы о жизни.

Алексей, в начале месяца вам исполнилось 50 лет. В некоторых источниках ваш день рождения записан 3 июня, в других – 3 июля. Какая дата правильная?
Алексей Серебряков (Aleksey Serebryakov)

3 июля. Это в интернете каким-то образом появилась информация, что я родился 3 июня, и вот уже 10 лет я принимаю поздравления два раза в году. От тех, кто меня хорошо знает, – в июле, а от всех прочих, кто черпает информацию в интернете, – в июне. Это хлопотно – 3 июня мне приходится бесконечное количество раз извиняться за то, что я родился позже.

Вы почувствовали себя свободным человеком, переехав три года назад с семьей в Канаду?
Алексей Серебряков (Aleksey Serebryakov)

Я несвободный человек, я российский налогоплательщик и полностью завишу от государства, гражданином которого являюсь. Свободы вообще не существует – это абстрактная мысль, иллюзия… Что я могу выбирать – где и с кем мне работать, как и где жить? Я зависим от интересов режиссеров: захотят или не захотят они меня увидеть в той или иной роли. Я не гуляю «по прилавку». Иначе я бы играл только Чехова, Достоевского и Толстого, а не снимался 12-м следователем в очередном сериале. И, конечно, любые связи, которые вы за время жизни налаживаете, – с семьей, с друзьями, с работой, со своими страстями и фобиями: все они предполагают определенную степень ответственности.

Когда вы жили в России, у вас было много собак. Вы их забрали в Канаду?
Алексей Серебряков (Aleksey Serebryakov)

К сожалению, собак я не смог забрать. Собаки живут дома в Москве вместе с тещей, с дочерью Дашей, которая учится в России. Ну и со мной, конечно, периодически – я достаточно много времени провожу здесь. В Торонто же постоянно живут жена Маша с сыновьями. Я боюсь перевозить собак в Канаду по нескольким причинам. Во-первых, они достаточно взрослые и крупные, их перелет возможен только в багажном отделении, а я боюсь, что это для них будет стрессом, который приведет к изменениям в психике и поведении. Во-вторых, они громко лают, любят это делать. А в Канаде собаки не лают, не знаю уж почему.

В этом году после многолетнего перерыва вы приехали на «Кинотавр». Каковы впечатления?
Алексей Серебряков (Aleksey Serebryakov)

Я приехал в Сочи в пятый или шестой раз за 25 лет существования фестиваля. Признаюсь, в последние годы я не большой любитель столь громких мероприятий. В молодости все было в охотку – общение и тусовки взахлеб днями и ночами напролет. Сейчас поуспокоился и предпочитаю находиться дома с семьей.

Правда ли, что в картине «Левиафан», которую показывали и в Каннах, и на «Кинотавре», вас уговорила сниматься жена?
Алексей Серебряков (Aleksey Serebryakov)

Да. Я делать этого категорически не хотел. Но мнение жены Маши для меня важнее всех остальных мнений. А она к тому же упросила моих друзей и знакомых, всех, с кем я общаюсь, чтобы они уговорили меня сниматься. И те стали меня атаковать: «Ты что! Это же Звягинцев! От такой роли не отказываются». Ситуация усугублялась тем, что я был утвержден и практически уже подписал контракт на съемки в другой картине – сериале. И мне пришлось извиниться перед теми продюсерами, объяснить, что Звягинцев предлагает мне главную роль в своем фильме. Вообще я очень не люблю создавать сложности и подводить людей, тут же я отчасти их подвел, отказавшись от работы за три недели до начала съемок. Были у меня и другие сомнения. Андрей – человек, фанатично преданный кинематографу, для него кино важнее, чем жизнь. А для меня сегодня жизнь важнее, чем кино, я уже, что называется, наснимался за последние 38 лет. И я боялся оказаться в ситуации, когда нужно будет жертвовать жизнью ради кино. Правда, именно в такой ситуации я в итоге и оказался. Но сейчас не жалею об этом, картина мне самому понравилась. Получилось большое и очень живое кино, которое, надеюсь, будет жить своей жизнью очень долго. У меня в багаже более 150 картин, но всего лишь 7–8 из них я буду показывать своим детям, когда они подрастут и спросят меня: «Чем ты, папа, занимался в жизни?» И «Левиафан» теперь в этом списке.

Как принимали «Левиафан» на фестивалях?
Алексей Серебряков (Aleksey Serebryakov)

В Каннах меня потрясло вот что. Когда закончилось кино и пошли титры, никто из зала не ушел – в России я такого ни разу не видел. А там, когда эти очень длинные титры закончились, зрители, а это 2600 человек, встали и аплодировали минут 15 нам, актерам, стоящим в центре зала. Это очень впечатляющие атмосфера и реакция. Но я хочу, чтобы этот фильм обязательно посмотрели в России. Несмотря на аплодисменты в Каннах, западному зрителю эта история все же кажется экзотической. А вот русскому зрителю она будет очень понятна, он увидит в ней нашу жизнь, только очень спрессованную, концентрированную, осмысленную.

Где будете отмечать юбилей?
Алексей Серебряков (Aleksey Serebryakov)

В России, так как сейчас я снимаюсь в Москве у Сережи Пускепалиса в его дебютной режиссерской картине «Клинч, или Три сантиметра над землей» в роли учителя литературы. Это новый интересный опыт. Учителя я играю впервые. Есть еще несколько предложений, которые я сейчас рассматриваю. Так что я много времени провожу в Москве и соскучиться, испытать чувство ностальгии не успеваю. Я вообще не испытываю ностальгии по российскому хамству, которое здесь, к сожалению, преобладает.