Бизнес звезд: победы и поражения

Александр Розенбаум, музыкант и совладелец сети пивных «Толстый фраер»

Сейчас в активе у музыканта семь пивных в разных точках Петербурга. Первая открылась десять лет назад, затем появились остальные. Каждый «Толстый фраер» обходился в 200−300 тысяч долларов и окупался в течение трех лет. Название заведению подарила песня самого Розенбаума, в которой есть строчка «Фраер, толстый фраер на рояле нам играет».

— Я мог бы дать пивным свое имя, но не сделал этого, потому что заведение должно зарабатывать не именем, а качеством. Я хотел вернуть людям советские времена, когда они ходили в пивные проводить время, я сам просидел в них всю студенческую молодость. Хочу, чтобы пивная снова стала местом досуга. Да, можно сделать ресторан – с хрустальными бокалами, креветками, караоке. Но наш контингент – взрослые интеллигентные по духу люди, которым, может быть, не по карману такие заведения, но им стыдно пить в подворотне. Мои пивные для простых людей, не для тусовщиков. Никакой попсы и рок-н-ролла. Поэтому и песни звучат Лещенко, Бернеса, Толкуновой.

«Холостяк» заставил Воробьева взять отпуск впервые за шесть лет
Подробнее

Интерьер заведений стилизован под советскую эпоху. Пиво собственного производства по желанию клиента наливают в бидоны и трехлитровые банки. На большом экране можно посмотреть трансляции футбольных матчей. Цены демократичные: пиво – от 120 рублей за пол-литра, бизнес-ланч – 200 руб. Иногда к пивные заходит сам Розенбаум, заказывает простую еду – яичницу или макароны по-флотски. Да и фирменная фишка «Толстого фраера» – подавать картошку с тушенкой в котелках – идея музыканта.

— Пивные – это правильное вложение. Все привыкли, что бизнесмен обычно хочет заработать все сразу и много. А бизнес на пиве – это долго, зато надежно, благодарно и благородно. Но я не торговый человек, а музыкант. Делами занимаются управляющий и специально обученные люди, – признается Розенбаум.