Фото

День авто: какие шедевры ездят по ростовским улицам

Почему на ростовских джипах появляются мультики? Woman's Day побывал в гостях у мастера по аэрографии.

«Я пишу иконы, а аэрография – мое хобби, – утверждает Наталья, художник из Ростова-на-Дону. — И это удовольствие не из дешевых. Те, кто заказывают аэрографию, прежде всего хорошие водители. Представьте, малярные работы стоят немалых денег, а чтобы восстановить авто с рисунком – нужно еще больше средств. Все мои клиенты – люди состоявшиеся, нашли свое место в жизни и могут себе позволить такой интерес. Чаще всего рисунки на авто – не ради понтов, а для удовольствия или дань своей философии, жизненной ситуации. А как будут люди на это реагировать, их не волнует.

Я рисую всю жизнь. Увлечение аэрографией началась лет пятнадцать назад. Брат принес инструмент и попросил попробовать расписать машину. На тот момент я даже не держала аэрограф в руке. За ночь я все тщательно изучила, а утром уже искала первую «жертву» для росписи. В результате мы расписали машину и выиграли с ней конкурс на выставке! С тех пор аэрография для меня – наркотик. Здесь можно оторваться и делать так, как тебе хочется. Представьте, то ли на холсте рисовать, то ли перед тобой ставят машину за два-три миллиона и вперед – наверное, это адреналин…

Сюжеты рисунков бывают разными. И прежде, чем критиковать фрагмент из мультика на крутом джипе, задумайтесь, почему хозяин выбрал именно такой сюжет. Это может быть болезнь малыша или любовь к ребенку при не сложившейся семейной ситуации. Люди так выражают свой внутренний мир. Если вы видите девушку за рулем машины в красивейших цветах, значит, в этой семье действительно живет любовь. Если на капоте сюжет с библейской темой, скорее всего речь идет о ситуации, когда люди в отчаянии.

Для меня нет сложных сюжетов. В основном ко мне приходят те, кто знает, что хочет. Но мне нужно прочувствовать их: помягче реализовать идею или, наоборот, добавить темных красок. Чем более сумасшедший проект, тем интереснее процесс создания. А одна клиентка в течение трех недель наблюдала через вебкамеру за ходом моей работы, и это мне тоже нравится. Ведь материалы дорогие и машины достойные.

Не могу не сказать, что качество и ценность аэрографии зависит не только от художника, но и от профессионализма маляра. Мы работаем в тандеме. Но кроме нас есть целая команда, работа которой остается за кадром.

Иногда думаю все это бросить, ведь нужно писать иконы. Я даже курсы открыла – обучала девчонок аэрографии, чтобы передать свои умения. Они делали все: драли, шкурили, полировали, красили… Сейчас я их курирую дистанционно при необходимости. Но до июня у меня все расписано по часам».

А вы как самовыражаетесь?