ТОП

Детские шалости: звезды вспомнили детство в «Артеке»

Александр Друзь, магистр клуба «Что? Где? Когда?»:

В детстве я медленно ел. И это аукнулось в лагере. Там же с приемом пищи все строго, на обед отводится определенное время. А поскольку я оставлял напоследок самое вкусное, то его-то съесть и не успевал. Вожатый, заметив это, подумал, что я уже сыт, и попросил моих товарищей помочь мне расправиться с порцией. После этого я научился есть быстро. Конечно же, как и в других лагерях, наши ребята ходили по ночам к девочкам, мазали их пастой. После нескольких подобных вылазок девчонки решили отомстить. Пробрались в наш корпус. Почему-то больше всего пасты досталось мне, хотя я в хулиганствах мальчишек не участвовал. Еще помню, что очень волновался, когда меня принимали в пионеры. Дело было на «Авроре», и галстук мне повязывал легендарный комиссар Белышев. Именно он в 1917 году отдал приказ о холостом выстреле, который послужил сигналом к началу Октябрьской революции. Меня поразило, что Белышев был небольшого роста, чуть выше меня.

Катерина Шпица, актриса:

Каникулы я регулярно проводила у бабушки с дедушкой. Правда, несколько раз ездила в театральные лагеря. С 13 лет два раза в год мы вместе с ребятами из студии, где я занималась, отправлялись в Пермскую область на три недели. Там мы знакомились с юными актерами из других городов, вместе репетировали, ходили на мастер-классы. Да и просто дурачились. Было у нас развлечение: натягивали простыню над кроватью спящего человека. Потом будили этого «счастливчика». У него складывалось впечатление, что он летит головой прямо в потолок. Думаю, не очень приятные ощущения. Но обид не было.

Ирина Лачина, актриса:

Обычно летние каникулы я проводила у мамы на съемочной площадке. А в пионерском лагере была лишь однажды, и то поскольку пионервожатой была младшая мамина сестра. Но та поездка в Карпаты стала одним из самых ярких воспоминаний.

Невероятное количество свободы, приключений, открытий. Это было похоже на нескончаемую игру в казаки-разбойники. Мы ходили в походы, жгли костры, купались в речке, проводили тематические вечера, ночевали в лесу в палатках, варили еду в котелках. Жили достаточно аскетично.

После городских благ это была настоящая жизнь. После отбоя конечно же начиналось самое интересное. Все ходили друг к другу в гости, хотя распорядком это строго воспрещалось.

Но как же в лагере и без хулиганства. Романтика тоже была. Природа, теплые вечера, звездное небо, сверчки, первые детские влюбленности. Очень трогательные и трепетные. Поэтому и уезжала я оттуда со светлой печалью и надеждой на дальнейшее общение с ребятами.

К сожалению, после смены мы разлетелись по всему Союзу, и постепенно наше общение сошло на нет.•