Интервью

Дмитрий Хворостовский: «Меня сбросили с небес на землю»

Чуть больше года назад Дмитрий отменил все выступления из-за обнаруженного у него онкозаболевания. Но Хворостовский не любит говорить об этом. Он работает, он поет, он побеждает.

Любовь – это все-таки работа

Одним из самых долгожданных для поклонников стало ваше выступление на фестивале в Сочи, куда вас позвал старый приятель Игорь Крутой. А много ли у вас друзей?
Дмитрий Хворостовский (Dmitry Khvorostovski)

Говорят, друг познается в беде. Теперь я в этом убедился. И могу сказать, да, оказывается, друзей у меня много. Я об этом даже не знал. Вот, к примеру, Игорь. Он настоящий друг, настоящий человек, настоящий мужчина. За время нашего знакомства он во всем этом успел проявить себя. Да, как у любого человека, у него есть плюсы, минусы и даже какие-то странности, но благодаря им его еще больше любишь. И, конечно, он талантлив. Но Игорь свой талант не бережет. Конечно, он прекрасно реализовался в жизни и продолжает это делать, но мне по-музыкантски и по-человечески жалко, что он так себя растрачивает. Он гениальный мелодист. И мне хочется уберечь, оградить его, подтолкнуть. Но у него свой путь. Я им могу только восхищаться со стороны.

Вы счастливый человек: можете положиться не только на друзей, рядом с вами любимая женщина. В этом году у вас с Флоранс 15-я годовщина свадьбы…
Дмитрий Хворостовский (Dmitry Khvorostovski)

Неужели? Да, правда. Даты я плохо запоминаю. А жена помнит точно, спросите ее, она подтвердит... Стоп, погодите, 16 лет у нас.

Свадьба же была в 2001 году...
Дмитрий Хворостовский (Dmitry Khvorostovski)

Точно! Вот видите, я еще и плохо считаю.

Кто-то утверждает, что долгие отношения – это работа, другие говорят, что чувства – химия: либо они есть, либо нет. Вы к какой категории относитесь?
Дмитрий Хворостовский (Dmitry Khvorostovski)

Любовь – это все-таки большая работа. Как правило, в паре один человек получает, другой отдает. При успешном чередовании этих комбинаций можно добиться неплохого результата.

А в чем секрет благополучия вашего союза?
Дмитрий Хворостовский (Dmitry Khvorostovski)

В моем везении. Это мой второй брак, в первом был очень несчастлив. Когда Флоранс пришла в мою жизнь, я совершенно изменился. Научился смеяться, любить людей, изменилось мое творчество. Я пошел в гору. К концу 90-х годов уже неплохо реализовался, был избалован судьбой, успехом. Мне казалось, что я сам Господь Бог: на расстоянии лечил людей, избавлял от головных болей. Не смейтесь! Говорю совершенно серьезно. У каждого человека есть определенные природные способности, нужно уметь ими пользоваться. Но я отвлекся… Так вот, ближе к 2000-м у меня появилась какая-то усталость. Не то чтобы упадок сил, я по-прежнему строил планы, у меня была масса причин работать, но кое-что уже приелось, многое надоело. А с появлением Фло открылся абсолютно новый пласт жизни. И, главное, открылась огромная радость во всем – в искусстве, интересах, языках, перемещениях, общении с публикой. Я ведь изначально как бы дистанцировался от зрителя, избегал особого контакта с ним, из-за чего выработалось циничное отношение к публике. А встретив Фло, я перевернул все в своей жизни с ног на голову. Хотя родные были против… Моя бывшая жена протестовала. У нас с ней общие дети (с первой супругой Светланой Хворостовский расстался в 1999 году, прожив в браке восемь лет. Их близнецам, дочери Александре и сыну Даниле, сейчас 20 лет. – Прим. «Антенны»). К сожалению или к счастью, но ради детей зачастую приходится чем-то жертвовать. Вот и передо мной встал выбор: либо пожертвовать собой ради детей и быть несчастным, либо выбрать собственное счастье. Я остановился на втором варианте. Но все равно считаю, что сделал правильный шаг, это было к лучшему.

Впервые: Анна Матисон – о Сергее Безрукове, дочке и работе
Подробнее
Барановская: «Я стояла перед Андреем на коленях и ревела…»
Подробнее