Дмитрий Шепелев: «Я испытывал злость от бессилия»

Вчера в 10 часов вечера скончалась Жанна Фриске.

Два года Жанна Фриске боролась с раком головного мозга. Все это время рядом с ней были ее родные, лучшая подруга Ольга Орлова и гражданский муж Дмитрий Шепелев, отец их общего сына Платона. Дмитрий редко давал интервью о Жанне, но пару месяцев назад сделал небольшое исключение для «Антенны». Он рассказал о первой реакции на диагноз супруги, о ее характере и врачах.

О реакции на диагноз

«Вы же понимаете, что тяжело. Что к этому добавить? Сначала не чувствовал ровным счетом ничего. Точнее – было совершенно не принципиально, что чувствую. Передо мной стояли другие задачи: как помочь человеку, которого люблю. Уже потом, спустя, кстати, довольно продолжительное время, понял, что пришел момент позаботиться о самом себе. Потому что если этого не сделаю, помощь потребуется уже мне.

Я не чувствовал себя растерянным. Но я испытывал страх, глубочайшее одиночество, злость. Злость от бессилия. И от несправедливости. Был период, когда казалось, что ни на что нет сил, ты вообще ничего не хочешь, но при этом нужно действовать – помогать, поддерживать, заботиться, где-то надо брать силы. Не думаю, что я чем-то отличаюсь от людей, которые когда-либо сталкивались с такой ситуацией».

О врачах

«Нет универсального совета, как найти врача. Можно встретить его где угодно. А можно и не встретить. Важно – искать. Везде. Каждый день. Без преувеличений. Я с этой целью объехал весь мир. И даже не знаю, какое количество писем написал, в какое количество госпиталей обращался. 95 процентов ответили «нет», «мы не знаем» или были согласны с той терапией, которая была предложена изначально. Кто-то ограничился одним предложением: «Мы не можем вам ничем помочь». А ты ждал этого письма две недели… Все это я к тому, что стоит пытаться. Ежедневно в «Фейсбуке», по электронной почте люди спрашивают, к каким специалистам я обращался, с кем разговаривал, с кем консультировался? Пишу ответы каждому без исключения. Рассказываю о нашем пути. Многие, кто обращается за советом, живут далеко не в Москве, не говорят по-английски, ни разу не были за границей. А ведь в этот момент важно говорить со всем миром, спрашивать в любом госпитале, открыться для того, чтобы помощь пришла».

О характере Жанны

«Что я имел в виду, когда говорил, что моя жена – боец? Что Жанна – боец. Это не приобретенное качество, она такой родилась».

Сестра Жанны Фриске нашла в себе силы поделиться эмоциями об утрате.

«Моя родная! Моя любимая! Мой Систер… — написала Наталья на своей страничке „Вконтакте“. — Как же буду теперь жить без тебя? Кому теперь я буду рассказывать свои секреты и тайны? Кто будет давать мне советы? Так пусто внутри… нет ни слез ничего… Ты всегда в моем сердце! Спи спокойно, мой пупс… Я люблю тебя, моя родная!!!»