Теория бегства

Дауншифтинг — один из самых интересных феноменов современного общества. И уж точно самый неоднозначный. Что же такое на самом деле дауншифтинг — профанация или двигатель изменений в системе между работником и работодателем — читайте в статье.
дауншифтинг
дауншифтинг

Российский капитализм достиг зрелости за драматически малый промежуток времени. Отечественным компаниям понадобилось менее 20 лет на то, чтобы научиться расти опережающими темпами и играть по правилам мирового рынка. Однако вместе с глобальными нормами и ценностями в российскую бизнес-среду проникла и «болезнь роста» — дауншифтинг. Ценностный сдвиг привел к тому, что «белые воротнички» устремились прочь из офисов на поиски смысла жизни и гармонии с собой. Взгляды на этот социальный феномен диаметрально расходятся. Одни считают дауншифтинг профанацией, а другие ждут от него серьезных последствий — вплоть до пересмотра сложившейся системы отношений между работником и работодателем.

История с географией

Россия — далеко не первая страна, чье бизнес-сообщество подверглось испытанию дауншифтингом. Этот термин появился в начале 2000-х годов в западных странах с развитой экономикой, стабильной политической системой и высоким уровнем жизни. Именно тогда и именно там стало очевидно, что бесконечная гонка за долларом, которую с азартом вело поколение яппи, — ничто без вечных ценностей, как бы пафосно это ни звучало. Продвинутые работодатели уловили тренд и предложили многообещающим, но рефлексирующим сотрудникам программы work/life balance. Однако западный опыт продемонстрировал лишь локальный эффект: несмотря на потраченные корпоративные миллионы, самые честолюбивые офисные служащие продолжали сидеть в офисе до полуночи. Право выбора между жизнью и карьерой у них никто не отнимал.

Как рассказала E-xecutive руководитель Управления исследований человеческих ресурсов Всероссийского центра исследования общественного мнения (ВЦИОМ) Юлия Верлина, популярность идеологии дауншифтинга на Западе можно объяснить противостоянием поколений: «Носители идей поколения яппи стали идейными отрицателями поколения хиппи. Дауншифтеры, в свою очередь, отрицают ценности 80-90-хх годов 20 века». Новую религию начали старательно культивировать. Известные политики, бизнесмены и представители шоу-бизнеса заявляли об отрицании материальных ценностей. В интернете появлялись коммьюнити дауншифтеров, выходили печатные практические пособия, организовывались специальные мероприятия и т. д. Активная «прокачка» этой темы в совокупности с усталостью от гонки за деньгами и пресыщенностью процессом потребления привели к взрыву.

Исследования 2003–2005 годов в странах Европы, Австралии и США показали, что 30–50% взрослого населения приняли соответствующее решение или уже изменили судьбу, отказавшись от высоких доходов в пользу менее сытой, но более спокойной жизни.

Идем своим путем

Дауншифтинг в России возник в том числе и как дань западной моде. В то же время говорить о банальном подражании не стоит, уместнее обратить внимание на ряд особенностей, связанных с психологией этого явления.

Юлия Верлина из ВЦИОМ называет пресловутую российскую ментальность одним из основных факторов того, почему феномен дауншифтинга прижился в России. Ценности спокойного и гармоничного существования нашим людям более близки, чем карьера, статус и высокие финансовые показатели. Вспомните, например, русские сказки, где главный герой находил счастье в тихой семейной жизни в деревне. Приоритет спокойствия и гармонии устоял даже над натиском прозападного влияния, которое испытала страна в 1990–2000 годах.

Вместе с тем, группа, ориентированная на достижения, уже четко сформирована. В первом приближении социальный портрет карьериста выглядит так: человек 18–35 лет, с высоким уровнем образования, житель крупного города. По разным оценкам, таких сейчас 25–35% от населения. Среди «новых достиженцев», как и среди представителей более старшего поколения, есть те, кто уже многого добился. Они — первые кандидаты в дауншифтеры. Но главное отличие российского дауншифтинга от западного следует искать в причинах, побуждающие людей радикально меня свою жизнь.

Ольга Сабинина, управляющий партнер «Агентства Контакт», отмечает, что в наибольшей степени вопрос дауншифтинга актуален для поколения 35-45-летних. Такие люди очень много работали в эпоху перестройки и на заре рыночной экономики ради выживания своих семей. Причем отрасль выбиралась только по принципу финансовой перспективности. «Так и пахали 15–20 лет. Итог — состояние, успешная карьера и осознание нерешенности важнейших жизненных вопросов, — констатирует Ольга Сабинина. — Для одних это отношения с Богом, для других — внутренняя работа по определению смысла жизни».

«Это менеджеры высшего и среднего звена, которые уже многого добились и осознали, что удовлетворения от полученного они уже не получают, — рассказывает о дауншифтерах управляющий партнер хедхантинговой компании MarksMan Михаил Торчинский. — Насколько мне известно, большинство дауншифтеров предпочитают иметь накопления, которые позволяют им не думать о завтрашнем дне со страхом. К подобному состоянию эти люди, как правило, приходят, проработав не менее 10 лет. Иногда на человека сваливается наследство в виде квартиры в центре Москвы. Ее можно продать, купить хороший домик где-нибудь в Греции или Италии и оставшиеся деньги положить на депозит в банке. Пример — продаем квартиру за $500 тыс., покупаем дом за $100 тыс. Оставшиеся $400 тыс. кладем в банк и получаем минимум $1,5 тыс. ежемесячно. В Греции, может быть, этого и не будет достаточно, а вот в Панаме — в самый раз».

Рекрутеры расходятся во мнении, можно ли назвать молниеносные карьеры в России 90-х еще одной причиной актуальности дауншифтинга для отечественного менеджмента. Ольга Сабинина называет быстрый взлет косвенной причиной, а вот управляющий партнер TRANSEARCH/Top Hunt International Станислав Алексеев не совсем уверен на этот счет — во всяком случае, если вести разговор о высшем руководстве компаний. «На рынке российских топ-менеджеров на сегодня нет людей, о которых можно сказать, что они достигли своего потолка, — делится мнением Станислав Алексеев. — В группу риска попадают некоторые из тех менеджеров, которые полностью обеспечили свои финансовые потребности и считают, что могут позволить себе продолжительный отдых, в том числе в экзотических местах планеты». Михаил Торчинский также называет достижение предела компетенции иллюзией. Предела не существует, и каждый, кто считает, что достиг потолка, заблуждается, говорит собеседник E-xecutive.

Комментарии1
Дарья Paradis02.06.12 08:57

Первый раз слышу такое слово дауншифтинг. Интересно.

ОтветитьРедактироватьУдалить
Эксперты форума
40 экспертов
Наталия Домбровская
Врач-эндокринолог
Сергей Ланг
Парапсихолог
Злата Ната
Психолог, к.п.н.
Мехди
Экстрасенс
Наталия Петрова
Врач онколог-маммолог
Наталья Гусева
Эксперт по отношениям
Оксана Дубровская
Психолог, к.п.н.
Ольга Крайнова
Эксперт по отношениям
Ирина Кузнецова
Адвокат
Андрей Лычагин
Врач-андролог
Ольга Халикова
Адвокат
Анна Юстус
Врач акушер-гинеколог
Иван Муссуров
Врач-стоматолог
Елена Каркукли
Тренер по фейсфитнесу
Алена Ал-Ас
Сексолог
Наталья Виргур
Адвокат
Вероника Рыжова
Врач-стоматолог
Иван Карасев
Врач-хирург
Ольга Василенко
Сексолог
Валерия Карат
Экстрасенс
Анна Всехвятская
Эксперт по тайм-менеджменту
Илана Юрьева
Актриса
Маргарита Королева
Диетолог
Александра Миллер
Сексолог
Ксения Измайлова
Дизайнер интерьеров
Лолита
Певица
Давит Испирян
Пластический хирург
Анна Сухова
Психолог
Анна Черепанина
Эксперт по финансам
Алена Острогляд
Бизнес-тренер
Евгений Репко
Косметолог
Екатерина Пограничная
Косметолог
Александра Гуреева
Бизнес-тренер
Алексей Голев
Психолог
Мария Ковалева
Дизайнер одежды
Алина Делисс
Писательница
Анна Московцева
Стилист
Алла Спиваковская
Психолог, доктор наук
Анастасия Максимова
Стилист
Татьяна Ашакова
Визажист, стилист

Мобильное приложение

Для iPhone и Android

16+

Журнал «Антенна-Телесемь»

Читайте журнал и телегид: 2 в 1

12+
На адрес ya@aaa.ru выслано письмо для подтверждения подписки.