Экстрасенсы с ТВ-3 расследуют крушение «Боинга» в Перми: новые версии

Команда программы «Х-версии. Громкие дела» на канале ТВ-3 провела расследование и выдвинула свою гипотезу, почему же все-таки семь лет назад в Перми произошла авиакатастрофа.

Семь лет назад, 14 сентября 2008 года, немного не долетев до аэропорта, в Перми упал «Боинг-737». Никто из 88 человек, находившихся на борту, не выжил. Официальное расследование давно завершилось, но попытки узнать подробности катастрофы продолжаются. Вот и съемочная группа программы «Х-версии. Громкие дела» на канале ТВ-3 прибыла в Пермь, чтобы выяснить причины крушения. Ведущий Дмитрий Штоколов и эксперты-экстрасенсы Альбина Селицкая и Данис Глинштейн побывали на месте катастрофы, съездили на кладбище, а также встретились со свидетелями и родственниками. Когда программа выйдет в эфир, пока сказать сложно. Но участники проекта согласились немного рассказать о том, что им удалось узнать и почувствовать.

Альбина Селицкая

Мы снимаем уже второй фильм в Перми. До этого делали программу о трагедии в «Хромой лошади».

Дмитрий Штоколов

Мы разбирали несколько версий, уже сейчас могу сказать одно: городская легенда о том, что на борту были незарегистрированные люди, подтвердилась. Но мы еще не все догадки проверили.

Данис Глинштейн

В этой истории очень важны цифры, связанные с самолетом, временем и датой. Многократно повторяется восьмерка – аварийная цифра. Была большая вероятность в нумерологическом цикле, что этот рейс не долетит.

Дмитрий Штоколов

Иначе говоря, если бы поставили этот экипаж на другой самолет или другой экипаж прилетел на этом самолете сюда, трагедии бы не случилось.

Данис Глинштейн

Я не только нумеролог, я еще общаюсь с мертвыми. Живые люди могут что-то скрыть, недорассказать, обмануть... Мертвые говорят правду. Во время сеансов я использую амулеты. Есть специальный мобильный мешок для вызова духов с предметами, которые вызывают ушедших. Я провел спиритический сеанс на пермском кладбище – общался с обоими пилотами. К одному пилоту у меня нет вопросов, а к другому – много. Один пилот быстро пошел на контакт и конкретно все рассказал. Сказал, что не виноват. А второй прятался от меня и вышел на контакт только на второй день. Я увидел, что за ним стоят не совсем хорошие вещи. Подробности вы увидите в передаче. Когда восстанавливал картину полета, в начале слышал странное дребезжание. Один пилот сказал помощнику: «Что-то слышно». А тот ответил: «Уже летали. Ничего не слышно». Но я очень отчетливо видел болт – большой такой, конкретный. Такое впечатление, что знаки какие-то были уже в самом начале полета.

Альбина Селицкая

Самолет словно проглотил паузу. Он вздрогнул и повис... И потом началось.