Интервью

Вместо Олимпиады: Исинбаева планирует второго ребенка

Прославленная спортсменка, отстраненная в числе других российских легкоатлетов от участия в Олимпиаде в Рио-де-Жанейро, поделилась планами на будущее.

Еще накануне утром у российских легкоатлетов теплилась надежда на то, что им все-таки дадут шанс принять участие в Олимпиаде в Рио. Для чемпионки по прыжкам с шестом, 28-кратной мировой рекордсменки Елены Исинбаевой эти соревнования должны были стать последними – спортсменка планирует завершить спортивную карьеру. К Олимпиаде она готовилась последние четыре года, бросив на это все силы, и от этого несправедливое решение суда стало для нее еще более горьким . Такого удара по своим достижениям в спорте, особенно в финале, она не ожидала.

На видеоконференции сети «ВКонтакте» Елена ответила на вопросы журналистов и поклонников, искренне рассказав о своих чувствах и выразив свое мнение о происходящем в большом спорте.

Несмотря на всю тяжесть ситуации, спортсменка держалась молодцом, сказался спортивный опыт, умение концентрироваться и брать себя в руки. Хотя было понятно, как непросто сейчас приходится чемпионке, как горько на душе и как хочется взбунтоваться и дать волю эмоциям. Но она просто честно и открыто постаралась осветить и прошедший суд, и свои дальнейшие шаги, планы и надежды.

Елена Исинбаева мучается бессонницей перед Олимпиадой
Подробнее

«Я уже ни во что не верю».

После решения спортивного арбитажного суда, какова была ваша реакция?

– Естественно, я расстроилась. Поскольку до последнего верила в справедливость, что суд в CAS мы выиграем, все запреты будут сняты и мы спокойно будем продолжать готовиться к Олимпийским играм и сможем там выступать. Поэтому решение CAS меня разочаровало и убило и последнюю надежду, что можно будет завершить спортивную карьеру на высокой ноте победой на Олимпийских играх. Разочарование сильное.

В CAS ваше выступление внимательно выслушали, но было ощущение, что решение было принято заранее. Голосование было единогласным.

– Мне это тоже непонятно, потому что, находясь в зале суда, судьи действительно внимательно слушали, мой доклад не прерывался, вопросов практически не было, я спокойно говорила все, что хотела, во времени не была ограничена. Судьи согласительно качали головой. После выступления у меня создалось ощущение, что они понимают, что это несправедливо, что спортсмены, которые не причастны к допинговому скандалу, имеют право выступать на Олимпийских играх в Рио. У меня действительно такое впечатление сложилось и в интервью я дала оптимистический ответ, что давайте надеяться на лучшее. Я действительно в это верила. Но, к сожалению, справедливость не восторжествовала, нам остается только сожалеть и расстраиваться.

Будете ли вы настаивать на аудиенции с Себастьяном Коэ и Томасом Бахом?

– Я не вижу в этом смысла. Так как решение принято и смысл есть только в том, чтобы в индивидуальном порядке подавать апелляцию на обжалование решения CAS. В случае удовлетворения моей апелляции идти дальше в международный суд по правам человека и доказывать там свою непричастность ко всей этой истории. И это для меня уже будет делом принципа и это уже никак не будет связано с участием в Олимпийских играх в Рио, поскольку времени не будет. И то заявление, которое прозвучало сегодня, что спортсмены могут обжаловать решение в течение 30 дней, оно звучало как издевка, потому что тридцати дней у нас нет.

В заявлении CAS было сказано, что МОК еще может разрешить участие в играх, поскольку это соревнования, которые проводятся ими, поэтому комитету и решать.

— Я тоже это восприняла как надежду, шанс для российских спортсменов. Но честно говоря, я уже ни во что не верю. Даже и не хочется верить, поскольку это так унизительно, вся эта процедура. Спортсмены из других стран, находящиеся в той же ситуации, что и я, спокойно готовятся и выступают, и главным доказательством их чистоты и честности являются их отрицательные допинг-пробы. Но мои отрицательные пробы не являются доказательством моей честности, и я таким унизительными путями должна ждать, надеяться на чудо и снисходительность определенных людей. Даже уже и не хочется. Не по-чемпионски это.

Исинбаева: «Спасибо за похороны легкой атлетики»
Подробнее

«Нас лишили возможности зарабатывать деньги и кормить семью».

Вы будете продолжать тренировки?

— До воскресенья буду продолжать тренировки, пока МОК окончательного решения не вынесла, и хрупкая надежда остается. Но если все-таки нас в воскресенье добьют очередным отказом и запретом, то смысла продолжать тренироваться я не вижу.

Ситуация действительно непростая, и, возможно, она поменяла ваши взгляды на спорт. Не передумали отдавать дочь в спорт?

— Нет, ни в коем случае. Поскольку именно благодаря спорту я являюсь той, кем все меня знают. Спорт закаляет, дисциплинирует, воспитывает, учит добиваться поставленных целей, красиво выигрывать и достойно проигрывать. Это знакомство с миром, с новыми культурами, людьми, языками, возможность путешествовать… Это фантастический мир, который не будет закрыт для моей дочери. Если Ева решит заниматься спортом, мы с мужем ее, естественно, поддержим.

Повлияет ли сегодняшний расклад на то, чем вы будете заниматься в будущем? Возможно, создадите какую-то международную организацию, которая будет бороться за права спортсменов или проводить альтернативные соревнования, независимые от всего этого?

— Я думаю, что что-то независимое, свое нам было бы необходимо создать, чтобы в альтернативу всей ситуации нам было чем ответить. Сейчас легкоатлеты фактически остались ни с чем. Целый год нам не разрешали выступать, у нас не было возможности заявить о себе, улучшить результаты, привлечь спонсоров, зарабатывать деньги, в конце концов, поскольку спорт для нас – это профессия, это наш доход, это наша жизнь. Сегодня нам такой возможности не дают, причем из-за ошибки других людей, несправедливо и, можно сказать, беззаконно. Мы не можем зарабатывать деньги и кормить наши семьи. Естественно, было бы неплохо иметь что-то взамен, но на сегодняшний день нам ничего не предложили и уже вряд ли предложат. Можно считать 2016 олимпийский год практически прожитым зря – без заработков, без соревнований, без всего. Это ужасно несправедливо.

Если вдруг будут проходить альтернативные легкоатлетические соревнования, для спортсменов, с которыми обошлись несправедливо, вы бы приняли в них участие?

— Раньше я бы подумала над этим, но сегодня мне уже не хочется. Все-таки Олимпийские игры – это те соревнования, ради которых все спортсмены профессиональные живут, тренируются, это кульминация всех достижений и побед. Самое грандиозное, что может случиться со спортсменом – это выиграть Олимпийские игры, заменить их другими соревнованиями невозможно. Поэтому меня ни одни другие соревнования так не заведут и не смотивируют к участию. Поэтому сейчас у меня руки практически опустились и я бы не стала нигде выступать.

Многие спортсмены других стран употребляют запрещенные вещества, но почему-то обвиняют в основном российских. И они больше на слуху. Это предвзятое отношение к нам или информационная атака?

— Много факторов, и политическая ситуация, которая складывается по отношению к России. Допинг есть во всем мире, и в других видах спорта, и если эти люди захотят разобраться, то они тоже смогут найти много интересного. Нельзя судить всех российских спортсменов лишь по тем, кто нарушил антидопинговые правила. Это несправедливо. На нас просто идет атака со всех сторон. Мы за борьбу с допингом, но те спортсмены, которые честно трудятся и выигрывают, не должны отвечать за чужие ошибки. Самое обидное, что на этой Олимпиаде в Рио, спортсмены из других стран, которые имели дисквалификации в прошлом и отсидевшие срок в два года имеют право выступать. Для ИААФ они чистые, а российские спортсмены, в частности, буду говорить за себя, не имевшие никаких проблем с допингом, с 20-летней безупречной репутацией, не имеют право выступать на Олимпиаде. И мои отрицательные пробы не являются почему-то доказательством моей чистоты и честности. О какой защите прав спортсменов вообще можно говорить?

Что сделать, чтобы вернули российскую федерацию в ИААФ?

— Это вопрос не ко мне. Это вопрос к Виталию Мутко. Я думаю, что они сейчас так будут нам руки выкручивать и ставить такие условия, что их будет очень сложно выполнить. И если и вернут нашу федерацию, то не раньше, чем через год-два. А может, и до следующей Олимпиады не вернут. Сейчас сила на их стороне, и они могут придумывать правила каждый день.

На самом деле, я всем говорила, что в отсутствии меня в Рио, кто бы ни победил, это будет второе место

«Пока сконцентрируюсь на увеличении семьи».

Осенью очередные перевыборы в ВФЛА. Планируете принять участие?

— Нет. Я не планирую пока. Я девушка, мне нужно укреплять семью, расширять. Поэтому сконцентрируюсь на увеличении численности. Это более благодарное дело.

Что на ваш взгляд. Нужно сделать для восстановления имиджа сильного и чистого русского спортсмена? Кто это должен делать? На что еще вы готовы для реабилитации российских коллег? Будете ли делать информационные проекты для этого?

— Я думаю, что если все же нас не допустят, мы должны разработать программу, которая будет защищать чистых спортсменов и рассказывать нашим детям, о том, что система вовсе не такая, что спорт без допинга существует. От этой работы не уйти и я считаю ее очень важной, социально важной. Ведь сейчас молодежь попросту дезинформируют. У молодых спортсменов могут настолько подорвать веру в справедливость, что они забросят спорт и пойдут заниматься другими вещами. Поэтому, если будут предложения, если будет программа, я с удовольствием буду в этом участвовать и поддерживать. Молчать я не могу, так как молчание – знак согласия, а я с нынешней ситуацией не согласна. Конечно, то, что сейчас происходит – это унизительно и стыдно. Все-таки, если отбросить скромность – мы звезды мировой легкой атлетики, и тот вклад, который лично я внесла в развитие прыжков с шестом, сегодня не стоит ровным счетом ничего.

Общаетесь ли вы со спортсменами из других стран? Что они думают о допинговых скандалах, об отказе сборной России в участии в Олимпийских играх?

— Когда только возникла угроза и когда нас отстранили от зимних соревнований, я бросилась за поддержкой к своим зарубежным друзьям, к тем, с кем общалась ранее, когда тренировалась за границей. Я им всем разослала СМС с просьбой о поддержке. Я была в них уверена. Они меня знают, мы 5 лет тренировались вместе. Ответа не было. Они просто решили отмолчаться по принципу: «Сейчас мы что-нибудь скажем, и придут к нам». Поддержки не было никакой. Сейчас многие что-то начинают говорить, типа «Россия должна быть», «Россия – сильная держава», но это в основном те спортсмены, которые завершили свою карьеру.

Недавно на чемпионате в Чебоксарах вы совершили прекрасный прыжок. Вам не кажется, что нужно было прыгнуть хуже, чтобы не напугать?

— Мне уже ни раз об этом говорили. Чемпионат России в Чебоксарах – это были мои первые соревнования после трехлетнего перерыва, после рождения дочери. 4,90 – лучший результат сезона в мире на первом старте после такой паузы. И народ понял, что если Исинбаева умеет делать так с половиной подготовки и за два месяца до Олимпиады, то что же она сделает на Олимпиаде?

Вы были готовы морально установить новый мировой рекорд, если не в Чебоксарах, то позже?

— Конечно, это была наша цель с Евгением Васильевичем – выиграть олимпийское золото в Рио с новым мировым рекордом. Каким бы он был, сложно сказать, но мы настраивались не ниже 5,10 м. И все тренировки, которые были до Игр, они были по восходящей, и все тесты я делала и улучшала, мы говорили об этом результате еще 10 лет назад, что я смогу взять эту высоту. Сегодня, после прыжка на 4,90 м в полуформе, я верила и верю, что 5,10 м мне бы покорились в Рио. Но это так и останется многоточием, если мы не сможем выступить.

Если сейчас будет шанс поехать на Олимпиаду в Рио, но при условии выступать под флагом МОК, вы пойдете на это?

— Я убеждена, что такого не произойдет, поскольку президент МОК уже ответил на этот вопрос, допустив Дарью Клишину выступать под российским флагом, и тем самым развеял миф об олимпийском флаге. Под этим нейтральным флагом имеют право выступать спортсмены, в стране которых идет война, либо если вся страна бойкотирует Олимпийские игры. Ни один из этих критериев ко мне не относится. Оснований выступать под белым флагом нет, и олимпийский комитет никогда не поставит такое условие, так как это не прописано в олимпийской хартии. Поэтому, если вдруг произойдет чудо, и нас допустят к участию в Олимпиаде, то мы выйдем под своим российским флагом.

Как вы относитесь к идее бойкотировать игры всей сборной?

— Бойкотировать полностью Олимпийские игры нельзя. Остальные спортсмены не должны страдать из-за нашей федерации. Нам обидно пострадать, но это не должно распространяться на всех членов российской сборной. Спортсмены, и мы в том числе, готовились 4 года и практически через две недели начнется самое заветное соревнование. В поддержку нас они не должны жертвовать своим трудом. Наоборот, пусть едут и завоюют все золотые медали, и за нас в том числе.

Я поняла, что главная победа в моей жизни уже состоялась – это сердца моих поклонников, и всех тех людей, которые благодаря моим выступлениям решили заняться спортом. Это самая дорогая и ценная победа.

«Напиши цель большими буквами и иди к ней».

Что мешает еще три года тренироваться, а потом продолжить выступления, например, на следующей Олимпиаде?

– Спасибо большое за доверие и поддержку. Я, наверное, хорошо выгляжу, и все думают, что я еще один олимпийский цикл выдержу, но мне 34 года и я выбираю семью.

Как насчет того, чтобы уйти в спортивную политику и стать членом МОК?

– Я открою секрет, что на Олимпийских играх в Рио будут избираться спортсмены в комиссию спортсменов МОГ. Я являюсь одним из кандидатов в комиссию. И этих кандидатов будут выбирать все участники Олимпиады. Нас 24 человека, но выберут только четверых. И главное условие – чтобы кандидат присутствовал в Рио. Но если я не попадаю на Игры, то я уже никуда не попаду. Хотя это было моей целью и стало бы одной из ступеней деятельности в качестве спортивного функционера.

Если ваши дети подойдут и скажут: «Мама, мы видели, как ты прыгаешь с шестом, мы тоже хотим»?

– Нет, ни в коем случае. Детей будут сравнивать с родителями, а я этого не хочу. Пусть они реализуются в спорте, но в каком-нибудь другом.

Как заставить себя встать с дивана и достигнуть цели?

– Важно задать себе вопрос: «Чего ты хочешь в этой жизни? К чему стремишься? А действительно ли ты этого хочешь и можешь?» Ответ лишь один: «Ты можешь все». И как только человек это поймет, он пойдет и начнет делать себя и свою жизнь. Я считаю, что лень – это от неуверенности в себе. Особенно после первой преграды. Я считаю, что людям нужно больше верить в себя, слушать себя и понять, что в этой жизни возможно все.