Эксклюзив

Фильм-легенда: как снимались «Офицеры»

«Есть такая профессия – Родину защищать» – эта фраза стала крылатой благодаря картине «Офицеры», которая вышла на экраны 45 лет назад. Ее до сих пор любят зрители, а у актеров, когда они попадают на места съемок, захватывает дух.

А ведь некоторые из этих знаковых мест сейчас каждый день показывают по телевизору. Актер Александр Воеводин, исполнитель роли Егора Трофимова, рассказал «Антенне» интересные подробности.

— Передача «Прямой эфир» снимается на Студии имени Горького. И именно в этом павильоне проходили съемки нескольких сцен «Офицеров»: квартиры, где мой герой делает фото с невестой, вагона поезда, когда Любовь Трофимова узнает о смерти Егора. Когда бываю на этой программе, всегда немножко сбивается дыхание, сразу вспоминаю, что здесь начиналась моя творческая судьба.

Фото: кадр из фильма «Офицеры»
– Александр Иванович, вы ведь попали на площадку еще студентом. Какие моменты храните в памяти до сих пор?
Александр Воеводин

— Да, я учился в Школе-студии МХАТ на четвертом курсе. В то время было очень строго: студентам не разрешалось сниматься в кино. Меня удалось отпросить у нескольких преподавателей, и я поехал в экспедицию полулегально. Больше всего запомнился мой первый съемочный день в Севастополе. Это сцена, в которой мой герой пускает солнечные зайчики в окна своей любимой. Был чудесный солнечный день. Мне все казалось таким праздничным! Со съемочной группой мы много времени провели на том углу. У меня есть мечта – съездить в Севастополь, найти ту улочку и вновь почувствовать, как был тогда счастлив. Второе яркое воспоминание – как снимали один из финальных кадров, в котором мой герой отстреливается и погибает. Была ранняя весна, зябко, а я недавно переболел воспалением легких. Меня одели в комбинезон с ватой, смоченной горючим. Режиссер посмотрел и сказал: «Что ж он такой чистенький, аккуратненький?» – взял веточку, окунул в лужу и стал мазать ею мне по лицу. И вот комбинезон подожгли, мне надо развернуться на камеру, а ветер вдруг подул прямо от нее, и по лицу стали хлестать огненные языки. А потом еще заклинило автомат. Мне сказали: «Делай: ды-ды-ды!» И вот я, как в детской игре, имитировал стрельбу и еще уворачивался от пламени. Не обгорел, но было неприятно. Этим кадром я и вошел в историю.

– Режиссер к вам не придирался? У вас же еще совсем не было опыта.
Александр Воеводин

– От меня не требовали создавать образ. Я и был таким открытым, романтичным юношей. Сейчас вижу, что, например, в сцене, где Егор приводит домой девушку знакомиться с мамой, я говорю очень поспешно, тараторю. Но мое волнение от первых съемок совпадало с состоянием моего героя, поэтому все шло в плюс. До сих пор вспоминаю мастерство Георгия Юматова. Когда мне надо заполнить сцену какой-то эмоцией, представляю его мужественность и глубину. Он прожил удивительную жизнь, и это чувствуется в каждом кадре.

Жизнь после сказки: где сейчас актеры из любимых фильмов
Подробнее
– О Юматове особый разговор. Второй режиссер Златоустовский рассказывал, как тот сорвался и запил. Пришлось вызывать его жену Музу Крепкогорскую,чтобы она держала его в руках. Вообще же, актеры вспоминают, что атмосфера на съемках была очень теплая. Вы подружились с кем-нибудь из коллег?
Александр Воеводин

– Тогда мне было всего 20 лет, и я мог подружиться только с Наташей Рычаговой, моей возлюбленной по фильму – Машей. Мы были в хороших отношениях. Она была замужем за однокурсником Алексеем Инжеватовым, актером Театра Советской армии. Мы часто с ним встречались на озвучивании фильмов. (Я озвучивал сериалы «Рабыня Изаура», «Королек – птица певчая», Скруджа Макдака в «Утиных историях», кролика в «Винни-Пухе».) У Наташи жизнь, увы, не сложилась. Ее почти не снимали, дочь Мария тяжело болела, и они ушли из жизни один за другим: сначала дочь, потом муж, затем Наташа. Как-то мы с Алиной Покровской и Василием Лановым были на передаче «Прямой эфир», и там встретились с молодым мужчиной – оказалось, он играл моего сына-младенца. Рассказывал, что его взяли из дома малютки, в котором работала мама. И на съемках он так простудился, что полгода лежал в больнице. А когда ему было пять лет, его приглашали на роль маленького Юрия Гагарина, но мама уже не отпустила. А вот с Андреем Громовым, который сыграл моего сына в возрасте уже постарше, я давно не виделся. Он высокопоставленный чиновник на дипломатической службе и в основном живет за границей.

– Фильм повлиял на вашу карьеру?
Александр Воеводин

— Думаю, да. Сразу после съемок я был принят в Театр сатиры, где вскоре сыграл Керубино в знаменитом спектакле «Безумный день, или Женитьба Фигаро». Кстати, Керубино тоже офицер. В кино я почти никогда не снимал погоны, играл военных в фильмах «Горячий снег», «Найти и обезвредить», «Битва за Москву». Одна из моих долгоиграющих работ – в сериале «Возвращение Мухтара». Его, кстати, снимает Владимир Борисович Златоустовский, сорежиссер «Офицеров». Несколько лет назад он нашел меня, и мы опять работаем вместе. В сериале меняются люди, собаки, а мой герой, начальник полиции, полковник Николай Николаевич Хрулев остается. В августе поеду на очередные съемки «Мухтара» в Минск. А в мае мы ездили на кинофестиваль в Питер на встречу, посвященную «Офицерам». В зале было очень много подростков, детей. Когда зазвучала песня из фильма, все встали. Это так трогает! 45 лет назад никто не ожидал, что этот фильм станет таким огромным событием. А ко мне до сих пор подходят майоры, полковники, генералы и говорят, что мой герой перевернул их жизнь, из-за него они стали военными.

Василий Лановой: играть Ивана Варавву я категорически не хотел!

Фото: Olga Zinovskaya / Legion-Media

– Считаю, что своим успехом на протяжении стольких десятилетий фильм «Офицеры» обязан в первую очередь великолепному сценарию Бориса Васильева. Он сам был офицером в пятом поколении, знал армию вдоль и поперек, создал множество великих историй о войне. Как Борис мне рассказывал, его тогда вызвал к себе министр обороны Андрей Антонович Гречко и попросил написать сценарий об офицерских женах. Мол, про мужиков-военных полно историй, а вот женской стороны в кино почти не касались. И Борис согласился попробовать. А через три месяца приехал к Андрею Антоновичу и сказал: «Вот сценарий. Я старался сделать, чтобы жена офицера была главной героиней фильма, но ни черта у меня не получилось. А получился обычный любовный треугольник». Но скажу вам, на мой взгляд, сценарий просто потрясающий!

Хотя, честно признаюсь, поначалу я категорически не хотел в «Офицерах» сниматься, отказывался несколько раз. Совершенно не понимал, что там играть. Не представлял, как такой бесстрашный и мужественный герой, как Варавва, может быть всю жизнь безнадежно влюблен в жену своего друга? Так в жизни не бывает! То ли дело совершенно реалистичная, основательная роль Жоры Юматова! Но когда режиссер картины Володя Роговой объяснил мне, что Варавва – абсолютный романтик, несущий в себе образ настоящего русского офицера, я согласился.

Наш режиссер идеально подобрал актеров, которые и составили тот самый пресловутый треугольник: актриса Театра Российской армии Аленушка Покровская (мы дружим до сих пор), Жора Юматов ну и я, сыгравший третью по значимости роль Ивана Вараввы. Работалось нам легко и душевно. Начало фильма мы снимали в Ашхабаде, затем военные эпизоды в Севастополе, в том числе и с настоящими китайцами, где они переходили водное пространство – китайскую переправу. А мой герой по сюжету был как раз китайским советником. И вот мне объявляют: «Вася, тебе придется выучить текст на китайском языке!» Я, конечно, в штыки: «Еще чего не хватало?!» Прикрепили меня к какому-то китайскому студенту, который целый месяц со мной мучился. Я ведь учил, как попугай, на слух, потому что понять было совершенно невозможно, язык сложнейший. Но до сих пор еще могу что-то вспомнить (очень смешно с выражением и соответствующей интонацией произносить несколько фраз типа «Сяу – мау – тяй». — Прим. «Антенны»). И когда спустя время мы повезли картину в Китай, после просмотра ко мне кинулись с объятиями улыбающиеся китайцы и стали заводить разговор. Сразу приняли за своего! Видимо, хороший мне попался учитель! Я же пытался откреститься: «Что вы, что вы! Не понимаю!» С большим трудом удалось их убедить, что не знаю языка и произносил текст исключительно на слух.

Ты мой Муреночек! Кем была Мурка в жизни и как ее закончила
Подробнее

Счастлив, что спустя десятилетия после выхода фильма люди продолжают подходить и говорить: «Спасибо! Благодаря вашей роли я стал офицером». Мне очень нравится, что фильм до сих пор ценят и принимают близко к сердцу не только взрослое поколение, но и молодежь. Это значит, что главное, о чем мы хотели рассказать в картине: Россия, патриотизм, любовь к Родине, вольно или невольно заложено нами в их души.

Из песни слов не выкинешь

Знаменитую композицию, которая затем ушла в народ, первым исполнил второй режиссер фильма.

На самом деле песня называется «Вечный огонь», но знают ее по первым строчкам «От героев былых времен…». Музыку написал композитор Рафаил Хозак, слова – поэт Евгений Агранович. Агранович в 1941 году, уже будучи автором популярных хитов «Одесса-мама» и «Я в весеннем лесу пил березовый сок…», ушел добровольцем на фронт. Был награжден медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией», орденом Отечественной войны I степени. Про войну он знал все. Он вспоминал: «Слова хотели заказать какому-нибудь знаменитому поэту из молодых, но режиссер Владимир Роговой убедил дирекцию Киностудии имени Горького, что к такому фильму писать песню должен фронтовик, тот, кто слышал, как война, проклятая, свистит. А кого взять? Да вон по коридору Женя Агранович ходит. Всю войну прошел, стихи для дубляжей пишет. Да и композитор Рафаил Хозак очень хотел этого автора. Вот меня и попросили».

И действительно, песня получилась такая, что каждое слово врезается в память. И благодаря не только стихам, но и проникновенному исполнению не профессионального певца, а сорежиссера фильма Владимира Златоустовского.

Светлана Зейналова: «Я взяла ремонт в свои руки»
Подробнее

Он рассказал «Антенне»: «К тому времени с композитором Хозаком мы были знакомы лет пять. Я долго был актером и снимался, например, в фильме «Деревенские каникулы», где исполнял песню на музыку Рафаила. На «Офицерах» мы сразу договорились, что будем работать вместе. Почему не взяли профессионального певца? Эта песня не певческая, в ней нельзя идти от голоса, нельзя выпевать. Я сделал для себя киноленту и когда пел, видел о чем.

Потом многие ее исполняли: Кобзон, Газманов. Вася Лановой очень песню любит и поет на всех своих творческих вечерах. Ближе всех приближался Саша Маршал. Как-то он приезжал ко мне, просил научить, как спеть. И я объяснил, что на этой песне надо душу рвать. Поэтому «От героев былых времен…» принимает и сегодняшнее поколение. В ней, как и в фильме, нет ура-патриотизма, а показана тихая любовь к Родине и семье.

Владимир Машков: занимаясь только собой, ничего не добьешься
Подробнее
«Кавказская пленница»: «Раскосости глаз на пробах добились тугими косичками»
Подробнее