Сезонное предложение

История № 1

Все началось с того, что я осталась без багажа. Или нет, все началось с моей институтской подруги Насти, которая рассталась со своим парнем и позвала меня на Канарские острова, куда они должны были лететь вдвоем. Признаться, я до последнего была уверена, что 7 дней напролет мы проведем в разговорах на тему «Все мужики козлы, а Андрей козлее всех». Хотя одного взгляда на содержимое Настиного чемодана, которым в ближайшие дни нам светило пользоваться вдвоем, было достаточно, чтобы понять предполагаемый сценарий нашего отдыха.

Настя всегда была девушкой яркой и активной, а после разрыва с Андреем приобрела какое-то «ракетное» ускорение. В первый же вечер мы рванули в бар. Подруга — в коротких шортах и на шпильках, а я в юбке, которая открывала 99% ног. Для меня — человека, который 15 лет жизни не вылезал из джинсов — это было практически смертельным номером. Собственно поэтому я напилась через 10 минут после того, как оказалась за барной стойкой. Юбка от принятого алкоголя в длине не поменялась, но относиться к ней я стала менее враждебно.

Вечер перестает быть томным...

Пока мы с Настей праздновали мягкую посадку, ее развод и мой новый имидж, темнокожие парни — а их в баре оказалось большинство — окружили нас плотным кольцом. Они танцевали и белозубо улыбались, а мы продолжали выпивать. К моменту, когда я поняла, что все, пора ловить такси до отеля, Настя уже вовсю целовалась с каким-то парнем в белой футболке, которая только подчеркивала, насколько он сам черен.

«Оторваться на всю катушку» — означает злоупотреблять от души. Даешь секс!

Представьте мое изумление утром: я вышла на кухню (вместо обычного номера Настя и Андрей зарезервировали семейный сьют с двумя спальнями) и обнаружила у плиты точную копию Уилла Смита. Гость был в одних трусах и знаками показывал, чтобы я вела себя потише и не будила Настю. В тот момент мне показалось, что стратегически верным решением будет уйти обратно в свою комнату и еще немного поспать.

Вечером нас было уже четверо. Ноэль — утренний гость — привел то ли друга, то ли брата, который компенсировал незнание английского языка широченной улыбкой и песнями из репертуара Джо Доссена. В ответ Настя патриотично затянула «Ой, мороз, мороз», чем растрогала гостей чуть ли не до слез. В какой-то момент ситуация достигла той степени абсурда, когда легче было расслабиться и начать пить и веселиться вместе с остальными, чем пытаться понять, кто все эти люди.

Международный фестиваль

Опуская интимные подробности, которых, поверьте, хватило бы на полноценный эротический роман, признаюсь в страшном: за 7 дней отдыха ни я, ни Настя ни разу (!) не искупались. Ночь мы проводили в клубе, а днем отсыпались. Удовлетворив свой интерес по части негров, Настя переключилась на итальянцев, испанцев и шведов. Из парочки друзей, с которыми она знакомилась, мне всегда доставался тот, кто почти не говорил по-английски. А поскольку задушевных бесед не получалось, уже очень скоро мы оказывались в горизонтальной плоскости. Все происходящее напоминало бесконечный трип, в котором я, с одной стороны, принимала активное участие, а с другой — чувствовала себя наблюдателем. Девушка в короткой юбке, которая лихо отплясывала в баре, просыпалась в 4 дня в обнимку с малознакомым и каждый раз новым парнем, — была кто угодно, но только не я.

Сначала этот незнакомый парень долго шуршал презервативом, а потом потерял его.

Эпизод, вернувший мои мозги на место, случился на 6-й день. Сначала парень, чье имя я даже и не пыталась запомнить, отказывался надевать презерватив, потом долго шуршал упаковкой, но в результате я так и не увидела использованной детали ни на полу, ни в мусорном ведре. Настя пошутила, что кавалер забрал его с собой на память о русской секс-туристке. Днем позже пропажа нашлась: презерватив провел внутри меня сутки и буквально выпал наружу, когда я принимала душ. Домой я возвращалась с четкой уверенностью, что пополню ряды матерей-одиночек.

Первое, что я сделала в родном городе, — влезла в джинсы, которые все это время провели в чемодане, и сдала анализы. К счастью, ни беременности, ни даже банальной молочницы у меня не оказалось. Самое забавное, что, расставшись в аэропорту с Настей (встречать ее приехал Андрей), мы больше не виделись. В жизни у меня не было человека, который знал бы обо мне такое и столько, но, видимо, это и положило конец нашему общению. Сказать, что я жалею об этих каникулах, будет неправдой. Пожалуй, я до сих пор нахожусь под впечатлением. В первую очередь от себя самой.

Наташа, 29 лет