Страшное место

Потеря работы и, как следствие, бедность — типичный кошмар современного жителя мегаполиса и одна из самых распространенных фобий нашего времени. О том, как с ней совладать, рассказывает Ольга Стрельник.

Страх страху рознь. Не знать этого чувства, значит, не быть живым, но и не знать ничего, кроме страха, это уже не жизнь. Одно дело, реакция на опасность, которую психологи называют реальным страхом и считают частью инстинкта самосохранения. Другое дело, беспредметные тревоги, которые могут привязаться к любому более или менее подходящему объекту, чтобы получить себе оправдание, или фобии — навязчивые страхи. Например, Николай Васильевич Гоголь страшно боялся быть похороненным заживо, Владимир Маяковский приходил в ужас при мысли о бактериях, а Наполеон Бонапарт боялся белых лошадей. Но все это из разряда экзотических и редко встречающихся фобий. Большинство людей боятся открытого или, наоборот, закрытого пространства, боятся летать самолетами или ездить в метро, а самый распространенный социальный страх — потеря работы, разорение и грянувшая за этим нищета. «Страх и тревога — очень значимые эмоции для человека, это сигнал внутреннего или межличностного неблагополучия, следствие внутренних или внешних конфликтов, красный маячок, который показывает, что потребности личности не удовлетворяются», — говорит кандидат медицинских наук, врач-психотерапевт Сергей Поберий.

Страх в большом городе

Одну из первых строчек в «рейтинге» человеческих страхов занимает страх потерять работу и, как следствие, оказаться за обочиной жизни. По степени разрушающего воздействия на психику эта фобия стоит на четвертом месте после страха потери близких, войны и стихийного бедствия. Причем «болеют» этим отнюдь не только в России, пережившей на рубеже веков ту самую эпоху перемен, которой принято пугать своих недругов. Японцы даже умирают на работе. Лет двадцать назад в японском городе Кароши как-то утром служащие одной из фирм обнаружили своего коллегу лицом на клавиатуре и без признаков жизни. Нет, он умер не от сердечного приступа после бурно проведенной ночи. Причиной смерти, как выяснилось, была сверхурочная работа. Трудоголизм может быть обратной стороной страха потерять работу, утверждают психологи, он не обязательно сведет вас в могилу, но беспечности и счастья точно не добавит. Причем этот «демон» больше преследует прекрасных дам: по статистике, потерять работу боится 40% работающих женщин и 37% мужчин.

Белка в колесе

«Я запрещаю себе думать о том, что будет, если я потеряю работу, потому что испытываю почти ужас при этой мысли», — призналась моя однокурсница Лера. Она работает в информационном агентстве и производит впечатление вполне успешного и состоявшегося человека. «Кроме основной работы, у меня постоянно какие-то подработки, я часто работаю в выходные и переживаю, если случается пара «пустых» дней. Такой ритм выматывает, я постоянно чувствую усталость вот уже несколько лет. Но останавливаться нельзя. Если я стану меньше работать, то все, что достигнуто с таким трудом, пойдет прахом», — говорит Лера. Моя знакомая «трудоголик поневоле», у нее все в порядке с зарплатой, начальство, конечно, предлагает поработать сверхурочно, но скорее в виде исключения, и увольнять ее никто не собирается. Работа на износ — это ее личный выбор, точнее, выбор ее страха. Стратегия «подстелить соломку там, где можешь упасть», оправданна, если человек действительно падает. Но в случае с патологическим страхом это значит просто загонять себя в угол.

Страх потерять свое место держит в офисе по вечерам, заставляет совершать трудовые подвиги по выходным и отказываться от отпуска. Он не дает расслабиться, лишает общения с близкими и друзьями и не позволяет думать ни о чем, кроме отчетов, проектов, недовольного лица шефа, существующих или мнимых интриг коллег. Систематические добровольные перегрузки приводят к тому, что человек живет в состоянии хронического стресса, ничего не успевает, начинает совершать ошибки. В конце концов это заметит не только он. Кошмар потерять работу может стать явью, если его не контролировать.