Страшное место

Маска, кто ты?

Откуда он берется, этот страх? Прошлый опыт? Возможно. Но если однажды вы уже теряли работу, то знаете наверняка, что можете справиться с этой ситуацией. В некоторых случаях сильный страх — это лишь прикрытие для желания, в котором человек не хочет признаться самому себе: тот же страх потерять место — это подавленное желание на время оставить или даже сменить надоевшую работу. Но чаще причины глубже.«В классическом психоанализе вскрытие причин страха связано с актуализацией бессознательных связей или ассоциаций. Страх может смещаться от объекта к объекту, никаких причинных связей здесь нет, только ассоциации, причем по самым несущественным признакам. Например, страх потерять работу может быть на самом деле страхом разрыва отношений с бессознательно эмоционально значимым человеком», — рассказывает Сергей Поберий.

Существует и другое объяснение. Потерю работы в обществе, нацеленном на материальное преуспевание, многие переживают как потерю лица. На вопрос «кто ты?» мы, не задумываясь, отвечаем: «я — юрист», «я — врач», «я — высокооплачиваемый специалист фирмы N». Но ведь юрист, врач, специалист — не вся наша личность, это социальные роли, которые мы исполняем для того, чтобы соответствовать ожиданиям других людей, быть предсказуемыми и преуспевать. Швейцарский психолог Карл Густав Юнг утверждал, что наше «лицо» в социальном мире, или «персона», — только внешняя часть личности, социальная маска. Если человек отождествляет себя с социальной ролью, с профессией или даже с конкретной должностью, то внешняя маска заменяет ему лицо. В этом случае психологических кризисов и страхов не избежать, предупреждает Юнг. «Лицо» потерять страшно, но ведь маску можно сменить на другую, к счастью, подходящих ролей вокруг предостаточно.

Не так страшен черт…

Конечно, неожиданные перемены и поиск новой работы — это стресс. Нужно ходить на собеседования, разговаривать с рекрутерами и работодателями, пытаться понравиться и, возможно, слышать в своей адрес «нет». Конечно, неприятно остаться без привычных заработков и ограничивать себя в чем-то. Неприятно, но не трагедия. «Реальный страх показывает нам: что-то идет не так. Тревожиться и страшиться нормально, это естественный «компас», который позволяет ориентироваться и приспосабливаться к ситуации», — успокаивает Сергей Поберий. Но где же та грань, которая отделяет естественное беспокойство от фобии? Главный критерий — насколько страх мешает жизни. Если вы время от времени боитесь потерять работу, но все же работаете, получаете от этого удовольствие, не покрываетесь холодным потом, сталкиваясь в коридоре с шефом, позволяете себе нормально отдыхать и не забываете, кстати, время от времени просматривать вакансии по вашей специальности, значит, вы в норме. В этом случае достаточно просто отдохнуть, и неприятные переживания уйдут.

Можно призвать на помощь логику и «убедить» себя не бояться с помощью рациональных аргументов. Наконец можно представить, что вы все же потеряли работу, и исследовать свое состояние. «Попробуйте «провентилировать» свои эмоции. Произнесите вслух или запишите на бумаге, что именно вас страшит. Предложение обязательно должно начинаться словами «Я боюсь…». Постарайтесь понять, что в записанной или произнесенной мысли пугает вас больше всего. То же самое нужно проделать с фразами «Я хочу…» и «Я могу…». Эти три формулировки обрисовывают структуру бессознательного конфликта и делают его более осознанным. Так шаг за шагом вы сможете разобраться с сюжетом своего страха и найдете приемлемый выход из ситуации», — советует мой собеседник.

С неврозом в розы!

Для многих, особенно высокооплачиваемых, сотрудников потеря работы равносильна погружению на «социальное дно», но этот страх не повод обращаться к психологу или психотерапевту. Причина проста: чтобы попросить о помощи, надо понимать, что она нужна. «Люди с ужасом представляют, как может пострадать их социальный престиж в случае болезни, но никогда не считают излишнее рвение в карьерном росте причиной страха, невроза или депрессии. Какой же «здравомыслящий» человек скажет, что желание работать и зарабатывать чуждо его личности? Эта жизненная цель — материальное благополучие, социальный престиж, деньги — одна из немногих ценностей, которые не подвергаются сомнению сегодняшним общественным сознанием. Поэтому чаще приходится иметь дело с всевозможными последствиями многолетнего страха потерять работу и остаться без денег, страха, который заставляет зарабатывать все больше и больше, гиперкомпенсироваться и, в конце концов, прийти к этапу, когда все это бессмысленно и не нужно, когда больной желудок разрешает есть только овсянку, хоть и в лучшем ресторане города», — говорит Сергей Поберий.