Не нужен ей берег турецкий

Большинство собак любит ездить. На машине, на дачу. На этом собачья тяга к перемене мест заканчивается - и лучше бы и вам на этом остановиться. Я уж не говорю о моральной травме, которую получит даже самая стойкая собака от поезда, и еще большей травме, наносимой самолетом - я имею в виду чисто физический ущерб здоровью, причиняемый переменой климата, воды и еды. Думаете, врачи от собственной глупости посоветовали Ельцину поменьше летать и пореже менять климатические пояса? А ведь Ельцин, равно как и все остальное человечество, не так уж сильно отличается от собаки.

То есть бывает, когда без этого никак нельзя. Вот знала я одну собаку, чья хозяйка работает в Лаосе, так что своего карликового пуделя она без конца возит туда-сюда. Везет туда - там он становится лысым, вялым, все время сидит под кондиционером и чихает. Плохо ест, потому что в Москве привык к гречке, а в Лаосе с этим не очень. Через месяц приходит в норму - и едет в Москву. Здесь сидит у батареи, постепенно обзаводится утраченным в тропиках подшерстком, дрожит и чихает. Плохо ест, потому что в Лаосе привык к папайе, а в Москве она не такая, как он любит. Вот такая вот печальная у него жизнь.

Есть собачки, которые вполне неплохо себя чувствуют в любом месте - это, например, чи-хуа-хуа, выведенные специально для того, чтобы перемещаться по свету, сидя на ручках у хозяйки. Впрочем, даже это стойкая собачка скорее всего два-три дня будет маяться животом, что не очень полезно и неудобно в условиях гостиницы: так на зверях отражается резкая перемена воды. Даже если поить их водой не из-под крана, а из бутылки - все равно разницу собака заметит.

Еще хуже - с едой: ее надо бы везти с собой. Потому что даже если в далеком краю найдется еда той фирмы, к которой привыкла ваша собака - все равно эту еду делают в другом месте, из другого мяса, которое само, пока было живым, пило другую воду и ело другую траву.

Но не это самое страшное. Самое страшное - это угодить с собакой в неподходящий ей климат. Как ездовые лайки маламуты страдают в Москве, так же кавказская овчарка сварится в собственной шерсти в Египте. А если держать ее в этом Египте дольше двух недель, то у нее вылезет подшерсток и получится очень печальная лысая собака. А если держать ее там совсем долго, то это очень плохо отразится на продолжительности ее жизни.

Лысая - это еще ладно: хуже, что собакам, особенно большим и сильным вроде ротвейлера, в жарком климате грозит тепловой удар. У догообразных может отказать сердце - сердце вообще их слабое место. И абсолютно кого угодно может укусить местный паразит, от которого ваша собака не привита. Так что лучше уж везти мексиканскую голую собачку на Северный полюс, что тоже глупо, - но ее хотя бы можно закутать так, что она не простудится, и засунуть за пазуху - чем тащить больших и лохматых в тропики.

Удивительная штука климат: вот, например, шарпеи - собаки китайские. И такими, какими надо, они вырастают только в Китае. А в другом климате даже щенок, родившийся в Китае, становится несколько неправильным - впрочем, эту неправильность замечает только кинолог, но тем не менее.

Ну, а если вы все-таки потащили собаку в теплые страны? Тогда, чтобы уменьшить вред ее здоровью, первые два дня держите ее на голодной диете, а все оставшееся время пребывания давайте ей ровно половину той порции, к которой она привыкла дома.

Еще одна опасность - отношение к собакам туземцев: например, в нищих странах чрезмерно дружелюбную собаку могут ударить или убить; в странах цивилизованных вас быстро призовут в суд, если собака кого-нибудь не просто укусит, но хотя бы напугает; а в странах не в меру экзотических собаку могут украть и съесть. Словом, оставили бы вы ее лучше дома.