Хельсинки: город победившего авангарда

Издательство «Lonely Planet», известное своими роскошными путеводителями, опубликовало так называемый «голубой список» стран, которые стоит посетить в 2007 году. В первую десятку, которая для заядлых путешественников значит никак не меньше, чем шорт-лист Буккера для ценителей литературы, вошла Финляндия. И хотя «Lonely Planet» не забыло упомянуть о художественно-архитектурных достоинствах Хельсинки, очевидно, что с западноевропейской точки зрения, главная финская достопримечательность – снег.

Кроме протяженности снежного покрова, общеизвестны достоинства финской экологии, первозданной природы, рыбалки и сауны. Для довершения картины остается лишь добавить, что в северной части страны проживает многонациональный, как Мэттью Борн, Дед Мороз, он же Санта Клаус, менее известный под псевдонимом Йоулупукки. Из всего вышесказанного следует, что русскому туристу делать в Финляндии абсолютно нечего, потому как не на снег же и елки нам, утопающим в сугробах, там любоваться.Однако продвинутым вагабундам следует знать, что урбанистические пейзажи этой страны не уступают природным, а знакомство с шопингом и кухней вовсе не ограничивается покупкой шерстяных чулок и обгладыванием вяленой рыбы.

Итак, если вы готовы променять прозрачные озера и девственные леса на бетонные джунгли и океан городских огней, добро пожаловать в Хельсинки. Сюда стоит ехать законченным горожанам, уставшим от сумасшедшего ритма мегаполисов, однако не готовым к озоновым передозировкам и прочим прелестям дикой природы.

Столица Финляндии построена на берегу Ботнического залива. Здесь много парков, а с моря постоянно дует освежающий ветерок, так что можно сколь угодно гулять по городским улицам, вдыхая не пыль дорожную, а чистейший северный воздух.

Три носка и штаны эскимоски

Хельсинки, безусловно, уступает масштабами иным европейским столицам, однако вы найдете здесь весь стандартный архитектурный набор – от ампира до модерна. Сенатскую площадь, Кафедральный собор и пару медных всадников гиды с гордостью демонстрируют зевающим экскурсантам. Не то, чтобы мы прямо советовали вам плюнуть на гидов и вместе с ними на всю историческую подноготную, но в Хельсинки точно есть места поинтереснее.

Если славяно-арийские безумства Хундертвассера и жаркие фантазии Гауди не дают вам покоя ни ночью, ни днем, давно пора познакомиться с творчеством их финского коллеги Алвара Аалто. О знаменитом дизайнере и архитекторе ходят слухи, что в пору бедной студенческой юности у него было всего три носка, два из которых он носил, пока третий был в стирке. Ничего удивительного, что именно этот предприимчивый молодой человек стал одним из основателей функционального стиля в архитектуре, где отсутствие излишеств не мешает бурным проявлениям авангардной асимметрии, а смелые дизайнерские формы оказываются неожиданно комфортными в быту. Одно из самых знаменитых зданий Аалто – концертно-конгрессный комплекс Дворец Финляндия в Хельсинки, где в 1975 году был подписан небезызвестный Хельсинский акт, положивший конец «холодной войне». Сей суровый монумент более всего напоминает отражение Белого дома в очень кривом зеркале. Сделайте памятное фото, и отправляйтесь изучать интерьеры. Аалто придумал для фойе Дворца уникальную тройную систему искусственного освещения, максимально приближенного к естественному. А в концертном зале (где арт-досуг можно совместить с посещением какого-нибудь музыкального мероприятия) следует обратить внимание на многофункциональные деревянные рельефы, которые служат не только украшению, но также создают хорошую акустику, и кроме того, являются своеобразным клеймом автора – они напоминают морскую волну, а именно так переводится с финского фамилия архитектора.

И если эти волнообразные выдумки пришлись вам по душе, заверните на досуге в ресторан «Савой», интерьеры которого разработал все тот же Аалто. Один из элементов декора – вазы «Кожаные штаны эскимоски». И хотя эти шедевры из цветного стекла не имеют ничего общего ни с кожей, ни со штанами, являются они, между прочим, признанным достижением в дизайнерском искусстве ХХ века. Во всяком случае, финны отдают им должное, в обилии расставляя по своим гостиным.