Четыре дня из жизни нелегала в Берлине

Украинец Андрей Евдокимов начал свою трудовую деятельность в качестве «черного» строителя светлого будущего Германии. Подобные истории являются типичными практически для всех «левых» новичков, пытающихся пробовать свои силы на этом нелегком поприще. Хотелось бы предостеречь иных романтиков, читающих эту статью в «розовых» очках – ни о какой романтике не может быть и речи. Ведь все происходившее с Андреем находилось за рамками закона. Как раз те моменты, которые могут вызвать улыбку сейчас, в свое время вызывали у героя этого рассказа неприятный холодок между лопаток и дрожь в коленках. Пусть читателя не смущают ныне отмененные дойчмарки. Мы потому и печатаем этот материал, что с того времени почти ничего не изменилось.

День первый

Я приехал в Берлин к Петру, своему хорошему знакомому, который уже давно работал в Германии и довольно легко ориентировался в обстановке. Кроме того, он даже одолжил мне денег на оформление визы и выезд. А это немалая сумма – целая DM1.000. Для меня – так вообще астрономическая. Плюс к этому он гарантировал мне оплату жилья и питания до того момента, пока я смогу жить самостоятельно. А я взамен обязуюсь стать его напарником по работе, пока нас не поймают. К тому времени я очень неплохо разбирался в строительных работах, многое умел, и мой профессиональный уровень заметно превосходил таковой у моего знакомого. В общем, ударили по рукам, и «процесс пошел».

Еще из окна автобуса я заметил своего знакомого по его одежде – она явно выпадала из общей картины встречающих и провожающих, и по той нервозности, которую он просто излучал всем своим видом. Эта нервозность, вызванная нелегальностью своего положения, по каким-то необъяснимым причинам тут же передалась мне, и преследует меня до сих пор.

Первые же мои шаги по немецкой земле сбросили меня с небес, на которых я пребывал все время подготовки к выезду. Как же – Европа, свобода, большие деньги, воздушные замкиѕ Все это исчезло, как только мы вышли с центрального автовокзала и чуть ли не бегом направились к станции U-Bahn (метро). Мой знакомый шел с большим отрывом впереди меня, чтобы я его не компрометировал своим внешним видом. Признаюсь, вид у меня тогда действительно был сногсшибательный. Чего только стоила огромная сумка в «клеточку» через плечо, которыми пользуются только наши «челноки» и вьетнамские торговцы в Берлине. И хоть на «местного» вьетнамца я не очень-то похож, я чувствовал себя спокойнее своего товарища – моя виза еще только начиналась, а его – он уже и забыл, когда она кончилась.

Но мое спокойствие омрачалось постоянным страхом за то, что его в любую минуту могли «свинтить» – и что мне тогда делать в чужом огромном городе без единого знакомого или хотя бы номера телефона, по которому мне могли бы помочь. К тому же я уже настолько запутался, что и не помнил, где находится автовокзал, чтоб хотя бы иметь возможность вернуться домой. А мои познания в области немецкого сводились лишь к «Хэндэ Хох!», «Цурюк!», «Ауфидерзейн!», «Арбайтен», «Шнель!» и «Гут!». В детстве я любил смотреть фильмы про войну...

В момент пересадки с U-Bahn на S-Bahn (электричка) в районе станции Zoologischer Garten Петр заблудился в трех углах, и мы битый час ходили в двух шагах от нужной нам станции, пока, наконец, не вышли к цели. Оно и понятно – вечер в центре Берлина настолько завораживает миллионами огней, толпами народа, и какой-то только ему присущей «отвязанностью», что порой теряешь ориентацию в пространстве, если ты там был всего несколько раз. Что уж тут говорить обо мне, украинском провинциале, у которого начисто «слетела крыша» от всего этого великолепия, и я послушно ходил за своим провожатым, как баран на веревочке, постоянно останавливаясь у роскошных витрин и раскрывая рот от удивления.

В тот же вечер Петя обзвонил всех своих знакомых - узнать, есть ли какая-нибудь для меня работа. На момент моего приезда он имел работу еще на две недели и не хотел ее терять из-за меня. Но так как места для меня там не было, мы решили с первого же дня отправить меня в «свободное плавание». Не сидеть же две недели, сложа руки – не на курорт приехал! Да и виза не вечная, а с ней как-то поспокойнее – всегда есть шанс «отмазаться», даже на стройке. И долги когда-то отдавать надо. Вот мы и обзванивали всех подряд, но в ответ слышали лишь: «Пока люди не нужны!». Где-то с десятой попытки мы, потратив на звонки марок двадцать, наконец-то получили желаемое. У какого-то «юга» (югославского прораба) случился аврал и срочно нужен был человек для переделки брака, допущенного одним из русских при монтаже гипсокартонных конструкций. Дня на два-три.

Петя твердым и уверенным голосом сообщал своему собеседнику, что я очень большой специалист по гипсокартону, имею огромный опыт работы с ним, и никаких проблем со мной не будет, мол, я не первый день в Берлине и в курсе всех дел. А ведь я гипс этот еще в глаза ни разу не видел! «А как ты думал?» – повесив трубку, спросил Петя, пряча усмешку. «Кто же тебя возьмет без такой рекламы? Тут всегда только так – если работа есть – ее нужно выполнять, хоть ты в ней и «дуб дубом». Добро пожаловать в Берлин, браток!».

С этими словами он вручил мне бумажку с названием станции, на которой мне следующим утром предстоит ожидать нашего собеседника. Остаток вечера мы провели за картой, на которой Петя отметил станции пересадок и нужные мне номера маршрутов. Механизм покупки проездных билетов в автоматах он объяснил мне еще по пути с автовокзала, правда, я уже успел все забыть (слишком много событий для одного дня), но как-то неловко было выставлять себя идиотом, да и спать хотелось ужасно – все-таки двое суток в пути...