Работа, которая делает нас счастливее

Миф о призвании

Дела не складываются, начальник недоволен, а коллеги, напротив, излучают энергию и энтузиазм. Если эта ситуация затягивается, трудно удержаться от мысли: «Наверное, я ошибся с выбором специальности».В самом деле, выбирая будущую профессию, мы нередко ориентируемся не столько на свои истинные желания, сколько на представления родителей, сиюминутную конъюнктуру рынка труда и т. д. Но даже если выбранное нами занятие не соответствует нашим устремлениям, это вовсе не драма: сегодня определить род своей деятельности раз и навсегда не только невозможно, но и не нужно. «Некоторые люди всю свою жизнь уточняют содержание понятия «призвание», – говорит российский представитель Международной федерации коучинга (ICF) Светлана Чумакова, – и время от времени спрашивают себя: «Я достиг определенной цели, но что это значит для меня и что я собираюсь делать дальше?» Желание сменить сферу деятельности многим представляется странным: мы жалеем время и силы, затраченные на образование и освоение основных трудовых навыков, и страшимся потерять то, чего уже достигли на профессиональном поприще. В то же время еще пятьдесят лет назад фантаст Иван Ефремов предсказывал, что человек будущего будет осваивать за свою жизнь как минимум три профессии – и сегодня в этом утверждении остается все меньше невероятного. «У нас до сих пор в значительной степени сохраняется эпическое мышление, – говорит директор и ведущий тренер Центра обучения персонала «Класс» Леонид Кроль. – Выучился – иди работай, а потом тебя отправят на заслуженный отдых. А сделать свою жизнь из эпоса сборником повестей мы не решаемся. У человека может быть одно призвание в 25 лет и другое в 35. Надо пробовать себя в разных вещах, и совсем не обязательно ценой пятилетнего образования. В жизни должно быть много коротких путешествий, увлечений, надо пробовать новые образы и изучать себя разного».

Понять свои потребности…

А если мы еще не готовы к поиску нового занятия? «Другого себя» можно с успехом искать и на имеющейся работе – для этого следует разобраться, что нам в ней все-таки нравится. Попытаемся выяснить собственные параметры хорошей работы и отделить их от тех, которые культивировались в нашей семье. «Мой дедушка всю жизнь ходил на службу к восьми утра, – рассказывает 23-летняя Ольга. – И, когда я нашла отличную надомную работу, бабушка и мама долго не могли с этим смириться. Они были уверены: если я не еду на службу на первом троллейбусе, это плохое занятие».Чтобы понять, что лично вы вкладываете в понятие «хорошая работа», перечислите ее признаки. Вы хотите помогать другим или добиваться признания? Иметь свободный график или машину с водителем? Этот список позволит вам узнать и о своих неудовлетворенных потребностях: в статусе, уважении окружающих или ощущении свободы. «Намечтайте» себе работу, – советует Леонид Кроль. – Тщательно продумайте все детали: большой или маленький коллектив, как выглядит начальник, где находится рабочее место, какие даются поручения… Сначала таким образом описывается идеальная работа, потом – хорошая и наконец приемлемая. И если сначала вы хотели, чтобы ваш начальник знал восемь языков, то к финалу, возможно, согласитесь и просто на вежливого человека. Рисуя такие мысленные картинки, вы помогаете себе принять реальность».

…И смириться с отказом от них

Когда работа соответствует нашим основным потребностям и ожиданиям, мы чувствуем себя комфортно. А если этого не происходит, мы неизбежно испытываем фрустрацию и стресс. «Когда я устраивалась на работу, мне сказали, что я смогу два дня в неделю оставаться дома, – жалуется 26-летняя Лина. – Но мне приходится отрабатывать полную неделю. Мое присутствие в офисе необходимо, но мне все равно очень обидно». Реальность редко соответствует всем нашим желаниям: свобода плохо совместима со стабильностью, а власть – с возможностью непосредственного и легкого общения с окружающими. Чтобы избежать разочарований, нам надо спокойно расстаться с какой-то частью своих желаний. «Выбирая что-то одно, мы неизменно отказываемся от другого, – говорит Светлана Чумакова. – Но отказ не станет болезненным, если мы осознаем, что этот выбор – наш собственный».