Рассекая волны

«Две недели длится переход через Атлантический океан. И неважно, что парусник — это, по сути, роскошный отель. Всякое может случиться», — рассказывает Евгений Кузовинский, который в роли штурмана пересек океан 12 раз.

Накануне перехода (команда называет его кроссинг) мы неделю простояли в cухом доке в Лас-Пальмасе на профилактическом ремонте. Две недели в открытом океане — все должно быть безупречно. Лас-Пальмас — «родной» город для каждого русского моряка. Даже есть такая поговорка: «Солнце светит в правый глаз — я приехал в Лас-Пальмас». Вообще, cухой док — уникальное место, в нем пароходы передвигают на специальных каталках при помощи больших тягачей, похожих на трактор «Кировец».

Слет экстремалов

Пришвартовавшись на центральный пассажирский терминал Санта-Каталина, мы ждали прибытия пассажиров. Я переходил океан 12 раз. И, по моим наблюдениям, такой вид экстремального туризма привлекает людей, которые совершают трансатлантические переходы… каждый год. Кроссинг превращается для них в своего рода наркотик. Кто эта публика? Во-первых, мультимиллионеры, имеющие несколько «маленьких» домиков в Монте-Карло и парочку круизных моторных яхт. Во-вторых, топ-менеджеры крупнейших западно-европейских и американских корпораций. Но среди пассажиров можно встретить и простого немецкого доктора. Что привлекает столь разных людей в кроссинге? На свете существует не так много способов хотя бы на время почти полностью отключиться от сумасшедшей по ритму ежедневной деловой жизни.

Прибывали они по-разному. На микроавтобусах, на «Мерседесах» с надписью: «Гранд-Канария VIP-сервис», кто-то, перепутав причал, подплыл на лодке… Но объединяло их одно: все они были, как мы говорили, «на выдохе». Действительно, это потрясающее чувство — предчувствие, что тебя ждет океан.

Среди пассажиров этого кроссинга мне особенно запомнилась «тетушка из Монте-Карло» Мартина — так ее называл экипаж. Она все время была в состоянии восторга. Хотя, надо заметить, это был уже ее чуть ли не пятый кроссинг. Ну и немецкий бюргер Борман, как и положено, с большим пивным животиком. Борман очень любил свой национальный напиток и доставил нам немало хлопот. Если честно, звали его Оливер, но мы нарекли его Борманом.

После приветственного бокала шампанского мы, не дав никому опомниться, «отдали концы». Вы что подумали? Мы просто довольно быстро отошли от причала, потому что должны были покинуть порт до захода солнца, которое на юге падает за горизонт с неимоверной скоростью.

Дайте парус!

Первая ночь на судне прошла спокойно. Наверное, пассажиры очень устали, поэтому мирно спали. И ночью никто не вышел на палубу полюбоваться, как яркая полная луна освещает удаляющийся от нас остров Гранд-Канария.

Утром на палубе появилась «тетушка из Монако» с фотоаппаратом и видеокамерой на шее. «О! Как прекрасно!» — сказала она пролетавшей мимо чайке.

После завтрака пассажиры, упакованные в спасательные жилеты, вышли на палубу для проведения учений на случай непредвиденного оставления судна. По правому борту от нас был виден остров Тенерифе, который заслонил нас от ветра. Вы думаете, что это хорошо? Может быть, но пассажиры стали требовать поднять все паруса. А, спрашивается, кто эти паруса будет наполнять свежим океанским ветром?

Слава богу, что сразу после заключительной фразы инструктажа о том, что делать, если вы упали за борт, поднялся ветер — мы вышли из штилевой тени острова. Вообще, постановка парусов — целое шоу. В нем сочетаются непонятные уху непрофессионала команды капитана с мостика (например, «Шкоты раздернуть!») и артистичные действия палубной команды, которая «легко» управляется c огромным количеством веревок и канатов. Неудивительно, что, после того как паруса подняты, с кормы всегда раздаются восторженные аплодисменты пассажиров.

Цена вопроса

Трансатлантический переход — один из самых дорогих видов отдыха на воде. Цены начинаются от 8000 евро на одного человека. Причем в стоимость тура не входят авиабилеты, страховка, визы. Зато за эти деньги вас будут кормить от души и даже слегка поить. Бар — за отдельную плату.

Океанские забавы

Вечером второго дня плавания пассажиры мирно ужинали. Вернее, это был традиционный капитанский ужин, перед которым проходит обязательный welcome-коктейль с представлением всех офицеров команды. Экипаж называет это действо «маппет-шоу». Во время торжественного ужина произошло эпохальное для нашего кроссинга событие: мы прошли мимо последнего Канарского острова — и земля скрылась за горизонтом. У всех одновременно «умерли» мобильные телефоны. Нас объединяло то, что мы все оказались «вне зоны действия».

В отличие от первой ночи пассажиры после ужина веселились до утра. Надо признаться, мы очень опасались за Бормана. Боялись его потерять — в буквальном смысле этого слова.

Море по колено!

На третий день путешествия, когда муссонные ветра гнали наш белоснежный парусник на запад, неожиданно произошла поломка основного курсоуказателя — гирокомпаса. И одновременно вышло из строя авторулевое устройство. В век современной спутниковой навигации такие поломки не являются столь критическими, как это было лет пятьдесят назад. Однако ситуация, что скрывать, была не очень приятной. Кругом — океан, а до ближайшего берега не меньше полутора тысяч морских миль ( 2800 км!). Судовые инженеры тут же принялись за дело. А мы перешли на управление судном при помощи запасного штурвала. Это старинный штурвал, который был изобретен еще в XVII веке. Также пришлось снять со шлюпки маленький яхтенный компас (шарик размером с небольшой детский мяч) и поставить его перед рулевым матросом.

Наши пассажиры проявили к происходящему неподдельный интерес. А когда на мостик зашла Мартина со своим традиционным вопросом: «What are you doing?», то капитан важно ответил ей: «Мадам, идет плановая проверка работоспособности запасного руля». Надо сказать, что плановая проверка затянулась почти на неделю… Но главное правило настоящего моряка — ни при каких обстоятельствах не давать повода для паники. К нашему удивлению, судно управлялось довольно легко и практически не сбивалось с курса. Более того, не доверяя на сто процентов спутниковым приборам, мы каждый день по нескольку раз определяли местоположение судна по звездам и cолнцу. Да, пришлось вспомнить почти забытые уроки мореходной астрономии. В какой-то момент мы подумывали о том, чтобы изменить наш путь и зайти на острова Зеленого Мыса для устранения поломки. Но капитан принял мужественное решение идти на Карибы! Благо погода и попутный ветер были на нашей стороне и средняя скорость под парусами равнялась 10–12 узлам.

На пятые сутки после поломки, когда шепот пассажиров стал переходить в громкие комментарии, а Борман молча допивал энный ящик прекрасного пива, наши инженеры совершили чудо: работа компаса и авторулевого были полностью восстановлены. Надо сказать, что в этот счастливый момент мы находились ровно посередине Атлантического океана, на 35-м меридиане западной долготы. По этому поводу капитан сделал остановку. Ну, просто для того, чтобы пассажиры могли немного расслабиться. Как выглядит вечеринка по-среди океана? На закате солнца к воде спустился парадный трап, а также две быстроходные лодки типа «Зодиак». Все желающие были приглашены искупаться в центре Атлантики. Температура забортной воды плюс 24 градуса, глубина под килем — около пяти тысяч метров. Первой в воду, естественно, прыгнула «тетушка из Монте-Карло»; мы едва успели сорвать с ее шеи видеокамеру. За ней последовали остальные «отчаянные миллионеры», ведь похвастаться тем, что он искупался в центре океана, может далеко не каждый. Как по заказу, в этот момент появилась стая дельфинов. Слава богу, что другие обитатели моря, например акулы, не почтили нашу вечеринку своим присутствием…

Пионеры-миллионеры…

Пассажиры не должны скучать! Это правило всех кроссингов. Поэтому на девятые сутки перехода был устроен праздник День Нептуна. Естественно, Нептуном выбрали нашего немецкого друга Бормана. Да, было похоже на то, что все советские школьники устраивали в пионерлагере. Все пассажиры были перепачканы грязью Чертями и Пиратами (в этих ролях выступал экипаж), а потом от души выкупаны. Конечно, за борт никого не выбрасывали — на палубе установили большой брезентовый бассейн с морской водой. После по-священия в моряки устроили роскошное барбекю и подали seafood в неограниченном количестве!

Земля!!!

Совершив такой переход и усевшись в кресло огромного «Боинга», человек понимает, что сделал в жизни нечто удивительное. Покорил океан… Хотя нет, просто померился с ним силами.

Горячее дыхание Кариб ощущалось все сильнее. По старой морской традиции, родоначальником которой являлся, возможно, сам Христофор Колумб, был объявлен конкурс: первый, кто увидит Землю, получит приз — морскую тельняшку и бутылку рома. Мартина целый день просидела с биноклем, не покидая свой пост ни на минуту. Земля появилась перед нами по расписанию под вопли Мартины. Первым нас встречал остров Барбадос. На следующий день мы бросили якорь в бухте Гренада. И все отправились на песчаные карибские пляжи.

Альтернативный вариант

Конечно, совсем не обязательно пересекать океан на борту роскошного парусника. Например, 25 ноября из Лас-Пальмаса стартует ежегодная трансатлантическая регата ARC 2007. Финиш — Rodney Bay Marina о. St.Lucia. В переходе принимает участие 225 яхт. В экипаж каждой входит 12 человек — 6 профессиональных яхтсменов и 6 приглашенных участников. Стоимость одного места — 6000 евро. Дополнительные расходы: авиаперелет к месту старта и обратный билет на самолет после финиша. Океанская гоночная яхта для самых смелых!