Если Вас беспокоит Гондурас

Получение багажа в аэропорту Гаваны – самое грустное зрелище по сравнению с аналогичной процедурой во всех других аэропортах мира. Даже грустнее того, что наблюдаешь при подлете к столице. Все происходит, как в фильме "Лангольеры" : дороги пусты, машин не видно. Читайте отзывы о путешествии на Кубу.

путешествие на кубу
путешествие на кубу

Так вот, разгрузкой багажа в аэропорту, видимо, занимается один грузчик. И от самолета к ленте он ходит пешком. Чемоданы появляются медленно и важно, как на пафосном приеме, с перерывом в пять минут между каждым. Часа через полтора я дождался своей сумки. Для торжественности момента не хватало только звука фанфар. Еще через пару минут причина прояснилась. На бирке моей сумки было написано красным маркером "Уоки-токи – 2".

Я вожу с собой рации – в поездке очень удобно держать связь. Оказывается, вся электроника к ввозу на Кубу запрещена. Оторвать бирку с надписью я не успел: две симпатичных, но очень строгих офицерши взглядом скрутили мне руки и отвели в каморку, где человек пять уже оправдывались, зачем им на Кубе видеоплеер, кофемолка, два миксера и обогреватель. За простенький видак на Кубе можно месяц жить у местных фарцовщиков в приличных апартаментах. Мои рации бухнулись в ящик из-под телевизора к сотне таких же. Пообещали их отдать по вылету из Кубы. Я не поверил, и грустно посмотрел на Моторолы. Тележки в аэропорту платные. Передо мной какая-то немка пыталась засунуть в автомат бумажный доллар и получить тележку. Сканер все время выплевывал капиталистическую бумажку, видимо, не узнавая Вашингтона в лицо. Ей на помощь поспешил работник. Пару раз он честно пытался помочь сканеру в опознании, но потом медленно осмотрелся и быстро сунул Вашингтона в карман брюк. Скорее всего, сканера там не было, и брюки не отторгли зелень. Затем работник выломал тележку из накопителя и торжественно вручил восхищенной немке.

На Кубе нет Интернета, мобильных телефонов, теле- и радиоразнообразия, топографических карт (любой человек с картой, а тем более с рацией – американский шпион), не продаются надувные лодки и спасательные круги, кубинцам запрещено есть любых креветкообразных (под угрозой расстрела: каждый съеденный лобстер – это минус десять долларов туристического бюджета), а капитаны дайверских катерков в Варадеро – прожженопроверенные коммунисты (но и им не заливают полный бак, что бы не дотянули до Флориды). И самое главное – сигары не так дешевы, шлюхи не так красивы, а ром не столь разнообразен, как принято считать.

Зато тут есть пионеры. За пару долларов отрядец из дюжины юных ленинцев с выражением прочтет вам речевку про Че Гевару, отточено отдаст салют и повяжет красный галстук. Маленькие экстремисты-ленинцы в основном охотятся за немцами постпенсионного возраста. Они, как правило, более сентиментальны и слезообильны, а в карманах у них самая мелкая купюра – 10 евро. Учитывая, что средняя зарплата на Кубе 6 долларов в месяц, пионеры чувствуют себя довольно независимо.

Сам Фидель вызывает у туристов уважение тем, что ездит в политбюро на старом Мерседесе в 126-м кузове (такой на обуховской трассе стоит 5 тысяч долларов по субботам) на переднем сидении. Мы тоже, остановившись на центральной площади Гаваны, наблюдали как кортеж из трех 126-тых, остановившись (!!!) на красный, спокойно завернул к кубинскому "Кремлю", когда зажегся зеленый.

Но что-то у них там в 60-х пошло не так… С тех пор как завалили Че Гевару, мир не знал более харизматичного культа личности, чем культ Че на Кубе. По шее от кубинца можно получить только за то, что ты скажешь это имя с ухмылкой. Чего нельзя сказать о Фиделе. Когда мы заселялись в гостиницу в Варадеро, по телеку шел прямой эфир. Кастро в течение четырех часов чмырил трех министров энергетики за вчерашнее отключение пары районов Гаваны от электричества. Весь свободный персонал гостиницы внимательно наблюдал за эфиром, хотя часть обменивался фразами, похожими на анекдоты, и дружно ржал. Фидель чмырил министров энергично, аргументировано и широко размахивая руками. Жириновский отдыхает. Хотя это не помешало одному из министров явно захрапеть.

Выйдя ночью искупаться в океане, мы с удивлением обнаружили на пляже охрану. Скорее не охрану пляжа, а охрану периметра. Даже в прибрежных "пятерках" на пляжах круглосуточно дежурят мужики с подзорной трубой и пистолетом. По возможности они быстро объяснят вам, что до Флориды 120 км, и плыть туда очень далеко и опасно. Последнее слово произнесут, поглаживая рукоятку 9-милимитровой "Беретты". Но местные не дураки: раз в полгода они собираются где-нибудь на берегу толпой в три тысячи человек и кто на чем гребут на север. Ведь в "Беретте" только 12 патронов.

Следующий день я провел в поисках экшена. Дайвинг, в общем, не впечатляющий. Если не везете своей снаряги, будьте готовы, что все швы компенсатора и стыки регулятора будут подтравливать воздух, это не страшно (снаряга, когда-то новая, должным образом не обслуживается), но расход под водой будет на процентов 30 выше, чем обычно. На втором дайве нам показали американский крейсер, сбитый советской ракетой, либо советский – сбитый американской, либо это кубинцы попали сами в себя. Никто так и не понял.

Водный мотоцикл по-кубински – это пластиковый корпус с подвесным мотором. Скорость порядка 50 км. Но из-за инерционности управления (поворачивать руль нужно метров за 20 до задуманного поворота) этой скорости будет достаточно, что бы свернуть шею. Ну и стандартный дельфинарий. Кубинские дельфины тоже голодают, поэтому работают за кильку совсем крохотного размера. Дельфины из крымского дельфинария за такую микроскопическую рыбешку даже не подплыли бы.

Вечерний поиск экшна тоже на дал особых результатов. Шлюх не много, их надо искать, они кучкуются в советско-перестроечного вида ночных клубах по пять-шесть под стенками в тени. Но тут есть проблемка: у девчонок складывается с чем-то одним – либо с рожей, либо …

В общем, когда уйдет Фидель, пионеры и дешевые шлюхи исчезнут вместе с советскими машинами и ностальгией по совковому коммунизму. Да уже и сейчас тем, кому около 20, Куба не интересна, они не были пионерами.

Следующим утром на старой кубинской ТУшке-154 мы летим в "Хорошую Землю" (Гватемала – по-испански). Гватемальцы особым воображением не отличаются, поэтому столица названа так же, как и страна. Городишко – хреновей еще надо поискать. Весь центр – это троещинский рынок, по которому с шести утра начинают гонять списанные американские школьные автобусы с дизельными движками объемом в восемь литров.

Когда я впервые услышал их разгон на первой передаче, я думал, что на гостиницу упал бомбардировщик. А открыв поутру (наивный!) створки окошка, полчаса смывал с себя сажу в душе. Так что, поселившись подальше от центра, вы существенно сэкономите на цитрамоне. А еще лучше поселиться сразу возле аэропорта и на следующий день улететь куда-нибудь во Флорес – маленький городок на озере, похожем на Женевское, в полутысячах километров от столицы.

Там нас приняли маять. То есть насильно показывать всякие руины цивилизации мйая. Маялись мы два дня, после этого смотреть на любые каменюки, валяющиеся в джунглях, не было никаких сил. Даже если они сложены в 70-метровые пирамиды. Самое большое развлечение во Флоресе – катание на слабомоторной лодчонке по Аля-Женевскому озеру.

После Флореса мы опять вернулись в Гватемалу, но в центр города уже не совались. И следующим утром выехали в Гондурас. В отличие от благопристойной Гватемалы, Гондурас с древнеиспанского переводится как "Глубинные Земли". Аналог с древнерусского звучит как "Зажопье". На границе все наши облепили въездную табличку с надписью Гондурас и полчаса фотографировались в разных позах. В принципе, в страну после этого можно было и не въезжать – радостные физиономии группы честно говорили о том, что цель поездки уже достигнута. В следующем Гондурасском городишке мы смели всю сувенирку со словом "Гондурас". На следующий день любая фигня с этим словом стоила в два раза дороже. Нас и в Гондурасе хотели отмаять. Но мы не дались, и вместо этого поехали на единственный аттракцион Гондураса. В джунглях от дерева к дереву на высоте метров двадцати натянуты тросы. Вылазишь на первое дерево, цепляешься карабином за трос и несешься по наклонной к следующему дереву. Главное – встретить это дерево ногами, а не лбом. Путешествовать по джунглям таким образом можно бесконечно. На холмах Гондураса натянуты десятки маршрутов для супертарзанов.

За Гондурасом был Сальвадор. Что он означает в переводе с испанского я вам не скажу – это очень неприлично. Неприличней чем Гондурас. Самая большая достопримечательность – посольство США. Большая – в прямом смысле: посольство штатов в Сан-Сальвадоре самое большое в мире. Американцы же объясняют это необходимостью постоянной борьбы с наркокартелями, идущими из Колумбии в Штаты, как раз через Сальвадор.

Из Сальвадора все улетели в Коста-Рику. А я остался. Украинцев наотрез отказались принимать в этой стране (как, впрочем, и в Панаме, и в Никарагуа). Слава Лазаренко еще долго будет мстить украинским путешественникам в Латинской Америке. Поэтому я грустно добрался опять до Гватемалы, не без труда нашел там Белизское посольство, минут за 15 открыл там визу и опять улетел во Флорес, что возле белизской границы.

Кстати, во Флоресе единственный международный аэропортишко, который не оборудован рамами металлодетекторов и рентгеновскими машинами. Хорошая наводка для экстремистов. Контроль не на высшем уровне, поскольку улететь отсюда можно только в Мексику, Белиз или тот же Гондурас. Думаю, ради этих стран самолеты захватывать не стоит. Когда досмотр личных вещей начнет докучать вам, можно смело корчить недовольную мину: аккуратная гватемалка тут же прекратит рыться в ваших вещах, ее просто замучает совесть. Это говорит о том, что жители латинской Америки очень скромные и морально порядочные люди.

В ожидании самолета на Белиз я провел на полчаса дольше времени от указанного в билете. Потом в зал ожидания (а самолета ждал только я и еще какой-то толстый янки) вышел черный пилот в белой рубашке и сказал, что сейчас поднесут еще одну канистру топлива, и мы полетим. Мы с американцем переглянулись и с иронией отметили, что полетим, наверное, на той трехместной Цессне, что стоит за металлической оградой напротив. Но мы были удивлены еще более, когда нас двоих попросили пройти на посадку, и на взлетке действительно ничего, кроме этой Цессны, не было. Никогда еще я не летел на легоньком самолетике из международного аэропорта одной страны в другую.

Белиз продолжил низкоинтеллектуальную тенденцию соседних государств. Его столица называется Белиз Сити и состоит из одной улицы. Белиз – черное государство региона. Повсюду стоят двухметровые полуторацентнерные негры, кроме продажи леденцов на палочках по полдоллара ничего в жизни не делающие.

В столице размером чуть меньше киевского гидропарка делать абсолютно нечего, поэтому надо сразу садиться в деревянную шаланду с тремя двухсотсильными "Джонсонами" и уваливать на один из сотен соседних островов, которые являются местом проведения вик-эндов для жителей западных штатов Америки.

Развлекухи типично островные – дайвинг, каякинг, фишвотчинг и другие из пальца высосанные "инги". Цены раза в два выше, чем на континенте, но не запредельные. Особо радует разнообразие малюсеньких гостиничек (от пяти долларов без кондиционера до 200 – с джакузи) и то, что острова настолько крохотные, что самый разумный транспорт – это велики или (для особо ленивых) электромашинки, которые обычно используются для езды по гольфполю.

Хозяева гостиничек в большинстве случаев – это уставшие от предыдущей жизни обитатели всех континентов, нашедшие покой на белизских островах. Среди них присутствуют все народности, начиная от эскимосов и заканчивая финансовыми воротилами с Уолл Стрит (в прошлом).

По возвращении в Белиз Сити я наткнулся на большую рекламу самых знаменитых руин майя в Белизе. Этот комплекс называется "Хунатунич". Видимо, я выглядел не совсем умаянным, и администратор вежливо предложил мне поездку туда в полцены.

Что я ему на это ответил, не скажу. Он очень удивился: в моей речи не было знакомых ему слов. Так что, Хунатунич, на тот Белиз и на все Гондурасы с Гватемалами.