Кастинг на шоу «Холостяк» в Нижнем: как выйти замуж за миллионера

В Нижнем прошел отбор участниц для реалити-шоу «Холостяк» (ТНТ).

Взаимное чувство с красивым, богатым, а главное, свободным мужчиной – ну чем не заветная мечта каждой девушки? Именно она, мечта, привела на кастинг третьего сезона шоу «Холостяк» тех нижегородок, которые грезят о простом женском счастье. Строгих критериев для потенциальных участниц было только два: отсутствие в паспорте штампа о замужестве и желание любой ценой стать избранницей холостого сердцееда.

К слову, в первом сезоне шоу нижегородке Елене Болотновой удалось дойти практически до финала. Увы, но на финишной прямой знойная брюнетка Лена покинула проект, так и не получив заветной розы от главного героя. Возможно, кому-нибудь из наших землячек повезет в третьем сезоне шоу. Именно на это и рассчитывали более трехсот участниц кастинга. Впрочем, не все девушки пришли сюда за романтикой: кто-то хочет принять участие в реалити-шоу ради новых впечатлений, а кто-то просто мечтает «засветиться» на ТВ.

Развод – не повод позабыть о женском счастье

Поучаствовать в проекте изъявили желание девушки совершенно разных типажей: стройные и пышки, блондинки и брюнетки, совсем юные студентки и довольно зрелые женщины. Были среди них и служащая банка, и переводчица, и врач, и фитнес-тренер.

Заполнив анкету участника, претендентки перед камерой честно отвечали на каверзные вопросы: «Если состоятельный супруг обанкротится, бросите ли вы его?», «Почему расстались с бывшим молодым человеком (или развелись с мужем)?». Кстати, разведенных женщин оказалось на кастинге немало. Печально, но самая распространенная причина расставания – благоверный «сел на шею»: не хотел работать, зато с удовольствием налево и направо тратил деньги супруги. Именно в такую ситуацию попала 38-летняя Юлия, врач по профессии.

– Я не приемлю в мужчинах инфантилизм, лень и отсутствие самоуважения, – делится Юлия. – Именно то, что муж, сильный здоровый мужик, во всем надеялся только на меня, стало причиной развода. У меня двое детей, и я не могу тянуть еще одного великовозрастного «ребенка».