Красота сильнее рака: пермячки стали героинями необычной фотосессии

Наши землячки собственным примером доказали: болезнь не мешает быть красивыми и женственными.

Почувствовать себя профессиональными моделями смогли в октябре четыре пермячки, которым в разное время поставили диагноз «рак». С женщинами поработали не только фотографы, но и стилисты, визажисты. Специалисты научили подчеркивать выгодные черты и раскрывать эмоции в кадре. Подсказали, как вжиться в новые образы. Участницам фотосессии «Красота сильнее рака» оставалось только любоваться на себя в зеркало и восхищаться получившимися кадрами.

Рак груди: 10 симптомов, говорящих, что пора к маммологу
Подробнее

«Мы так же, как раньше, хотим быть красивыми. Просто в новых для нас условиях, – поясняет Светлана Намитова, организатор фотосессии в Перми и одна из ее участниц. — Цель проекта – показать, что отсутствие волос, изменение внешних факторов не меняют жизнь. Мы помогаем поверить в преодоление и ремиссию. Помогаем понять, что диагноз «рак» – это не приговор. Даже с ним можно оставаться женщиной и быть счастливой. Мы не называем друг друга больными. Мы – выздоравливающие!»

Отметим, что проект Сancer. Confession. Control, в рамках которого прошла фотосессия «Красота сильнее рака», общероссийский. Его запустили весной 2016 года две подруги с диагнозом «лимфома» – дизайнеры Яна Голант и Снежана Жаворонкова. Цель проекта – поддержка онкобольных через общение в чатах, консультации психологов и развлекательные мероприятия в разных городах страны.

Светлана: мое лечение растянулось на несколько лет

Светлана Намитова поделилась своей историей преодоления болезни. Приводим рассказ с небольшими сокращениями.

«В далеком 1994 году мне исполнилось 18 лет. Жизнь только начинается, учеба, влюбленность… Я уже и не помню, кто увидел на шее увеличение. Посоветовали сделать УЗИ… Тогда я и представить не могла, как круто изменится моя жизнь.

10 ноября 1994 года. Первая операция в Перми. Я еще особо не понимала, что со мной произошло. Когда медбрат осматривал мою шею, шутил: как только заживет шрам, я встречу своего единственного. А в один из дней мой мир рассыпался на множество острых осколков. Лечащий врач озвучил, что прогнозы неважные. Но повезло: в эти дни в Перми проходила конференция онкологов, и меня осмотрел специалист из столицы. Он сказал: „Срочно в Москву!“ А на дворе конец года, квоты уже закончились, надо ждать…

Меня выписали из онкоцентра в предновогоднюю суету. Все готовятся к празднику, а мои близкие обивают пороги инстанций и спонсоров, пытаясь ухватитьс за любой шанс, чтобы спасти меня. Первые деньги принесли подруги и преподаватели в пакете из-под продуктов. Потом был сбор денег на „Авторадио“, потом – помощь спонсоров из Москвы. В январе 1995 года я оказалась в Федеральном центре имени Блохина на Каширском шоссе. Еще одна операция. Потом лучевая терапия. Потом курсы радиоактивного йода. Мое лечение растянулось еще на 2 года и закончилось только в 1997 году.

Оглядываясь назад, понимаю, что такой опыт жизни сделал меня сильнее. Когда кажется, что жизнь подставила подножку, тебе, конечно же, больно. И нужно время и силы, чтобы подняться. Ты снова и снова ищешь пути и способы жить полной жизнью, влюбляться, учиться, развиваться, путешествовать, делать полезное для страны, в которой живешь. Сегодня я не могу представить жизни без общественных дел, которые вдохновляют на новые шаги и действия».

Катерина Шпица перевоплотилась в героев Брэда Питта
Подробнее
Рак груди: 7 методов обследования, которые должна пройти женщина
Подробнее