Эксклюзив

Мама Ксении Собчак: «Буду унижаться и просить дать внуков!»

«Допустят ли меня к внукам, могу только загадывать, а уж как они решат – не знаю, – призналась «Антенне» мама Ксении Собчак. – Но то, что пойду во все тяжкие, чтобы добиться этого, знаю заранее. Буду унижаться, пресмыкаться и просить позаниматься с внуками».

– В последний год мы c Ксюшей живем рядом за городом – буквально дверь в дверь. Два дома стоят в одном дворе, поэтому общаемся часто. И накоротке – вечером прийти чаю попить, утром позавтракать вместе. Такая семейная идиллия. Готовлю зятю (муж Ксении актер Максим Виторган. – Прим. «Антенны») на завтрак сырники, он их очень любит, блинчики с мясом. Но часто подкармливаю его тайком от Ксении. Она заставляет его худеть, а все мои блюда этому процессу не способствуют. Ксюша моими рецептами не интересуется, она изначально настроена, что готовка – это не ее, поэтому даже не пытается. Хотя, знаю, она посещала кулинарные курсы своей подруги Ники Белоцерковской, но, видимо, пока нет времени на все это. Возможно, если появится, то знания применит.

Ксюша – человек очень занятой, поэтому нет такого, чтобы в обязательном порядке мы каждый день с ней созванивались. При современных средствах связи это и необязательно – достаточно посмотреть в ее «Инстаграм», чтобы понять, что с ней и чем она занята. Мне этого достаточно.

Два месяца назад отметили вместе мой день рождения. Я не люблю всякие юбилейные торжества, поэтому мы уехали в Испанию. Посидели тихо, по-семейному с Максимом, Ксюшей и ее двоюродной сестрой, моей племянницей, с которой она росла. Наметили, где будем на майские, у меня день рождения на них приходится (2 мая Людмиле Нарусовой исполнилось 65 лет. – Прим. «Антенны»). А в прошлом году провели этот день на Мальдивах, тогда с нами были дети Максима Полина с Даниилом.

Ксения Собчак будет играть в театре и на поздних сроках беременности
Подробнее

Не может простить и сегодня

– Родив Ксюшу, я до года кормила ее грудью, и она все время была со мной. А потом я защищала диссертацию, и с года до двух лет дочка жила у бабушки, моей мамы Валентины Владимировны. Родители мужа (Анатолий Собчак с 1991 по 2000 год был сначала мэром Ленинграда, затем Санкт-Петербурга. – Прим. «Антенны») к тому времени уже умерли, Ксюша их не застала, хотя по фотографиям, конечно, знает всех. Когда ей было 3–4 года, тоже отправляли к бабушке время от времени. Мои родители ее обожали, мама была удивительным человеком, совсем не строгим, и очень много внучке дала, но Ксюша до сих пор ставит мне в укор, что я тогда ее отдала так надолго. Простить не может, вспоминает: «Как я тебя ждала, как скучала». Все помнит. Хотя знает, в чем была причина – моя диссертация, научные работы, мне не хотелось выпадать из жизни.

Время от времени бываю в Питере, останавливаюсь в нашей квартире. Если случается, что Ксюша тоже здесь по делам, она обязательно заглядывает домой. В квартире с 2000 года, с тех пор как не стало отца Ксюши, я ничего не меняла, даже ремонт не делала, просто поддерживаю порядок, все сохранилось, как было при муже. Так что Ксения возвращается в дом своего детства. Там до сих пор хранятся ее детские открытки, дневники. И любимая обезьянка. С ней особая история связана. Маленькой Ксюша попала в больницу, куда по советским законам мать не пускали. Чтобы ей не было там одиноко и страшно, стремясь успокоить ее, я попросила медсестру передать ей эту игрушку. Ксюша поняла: если ее обезьянка здесь, значит, и я неподалеку. С тех пор это наш домашний талисман.