Интервью

Михаил Галустян: «Я вдруг понял, что повзрослел»

В кинотеатрах России стартовал семейный фильм Михаила Галустяна «Подарок с характером». Сын практически не видит своего папу-олигарха, все время занятого бизнесом, и больше всего на свете мечтает найти свою маму, с которой был разлучен пять лет назад… Помощником мальчику в осуществлении мечты станет аниматор в костюме панды. Кстати, предпоказ картины состоялся в Ростове-на-Дону. Там корреспонденты Woman's Day и поймали актера.

Михаил, почему именно в Ростове, а не, скажем, в родном Сочи или Москве?
Михаил Галустян (Michail Galustian)

Это доброжелательный город, я люблю здесь бывать и приезжаю не только в рамках творческой деятельности, но и просто отдыхать. И именно здесь я решил вот так впервые посмотреть картину от начала до конца, на большом экране. Кстати, в фильме есть сцена, когда мальчика с его провожатым высаживают ночью из поезда на перрон за плохое поведение… Так вот по сценарию это где-то близ Ростова происходит.

Ваш герой панда полюбился вам после удачного дубляжа мультфильма «Кунг-фу Панда», где вы озвучили главного героя?
Михаил Галустян (Michail Galustian)

Бытует мнение, что внутри каждой панды живет маленький Галустян, но на самом деле в каждом Галустяне живет маленькая панда! Шучу. Если серьезно, то изначально мы прописывали в сценарии белого медведя, этот образ пришел уже позже. Ведь панда такая же, как и наш герой: чуть-чуть с ленцой, добродушное и нерасторопное животное. Вот так и получилось… Хотя случайности не случайны.

Ваша фамилия ассоциируется скорее с кавээновскими образами, проектами «Комеди клаб». А тут так неожиданно – семейный фильм.
Михаил Галустян (Michail Galustian)

Действительно, этот фильм никак не вяжется с комеди-проектами, его мы снимали с компанией Fresh Film. Этот жанр выбран по той простой причине, что вдруг пришло осознание: а ведь я уже не мальчик, я повзрослел! Уже и у меня, и у моей целевой аудитории есть дети. Я понял, что нужно закладывать некий фундамент семейного кино, потерянных ценностей. Полтора года мы работали над сценарием, хотелось достучаться до родителей, показать, как важно воспитывать самих себя, чтобы на личном примере воспитывать детей. Ключевое, что хотелось донести, это понятия дружбы, семьи, любви, взаимоотношения поколений.

Как проходили сами съемки?
Михаил Галустян (Michail Galustian)

Съемки были авральные! Я был и актером, и продюсером… Левое полушарие приходилось постоянно переключать на правое. Команда «Стоп, камера!» – и я бегу смотрю. Тут же отвечаю на звонок – нужно урегулировать административные вопросы. Этакий человек-оркестр! Итог: мне не стыдно за мою работу. В картине ни грамма пошлости. Нам даже дали возрастной ценз 0+! Пока смотрел в вашем кинотеатре фильм, успел даже всплакнуть. Расчувствовался, наблюдая за зрителями: в тех моментах, где я ожидал услышать смех, я его и слышал, там, где подразумевались слезы, они наворачивались на глазах у людей! Считаю, что картина получилась умной и трогательной. Венец всему – песня Ёлки «Все зависит от нас самих!», в ней, как и в фильме, очень правильный месседж заложен.

Вашему напарнику Артему десять лет. Тяжело было справиться с задачами?
Михаил Галустян (Michail Galustian)

Сложно работать с детьми и животными. А нам было тяжело вдвойне – я же панда. (Смеется.) Вообще, мы проводили международный кастинг – вывесил объявление в своем «Твиттере», и пришлось отсмотреть порядка тысячи детей. И простые смертные приходили, и по блату пытались пробиться. Но Артем Фадеев (главный герой) нас сразу зацепил. Пришел, сел: «Вы знаете, кинематограф в последнее время… А вот когда я в «Августе восьмого» играл… Кино – это такая материя…» Ну и в таком духе. Мы были ошарашены. Мальчишка – ходячая энциклопедия. Он мало того что подходил по образу, так даже имя совпало. Артемы – они такие: боевые, четкие, правильные, пропорциональные какие-то. Вообще, главная трудность работы с детьми в том, что они воспринимают съемки как игру. Но это обычные дети, которым мы говорим: «Представь, что у тебя забрали шоколадку!» И пытаемся снять обиду, растерянность. Артему же ставили реальные задачи: дай эмоцию, грусть! И он давал. Не заманивали игрушками-бирюлечками. Если пять дублей снимали, то все абсолютно одинаковы – интонация в интонацию повторял. Иногда снимали даже без предупреждения, пока он репетировал. Его, я уверен, ждет большая актерская карьера.

А когда мальчик тонул в море, его каскадер заменял?
Михаил Галустян (Michail Galustian)

Нет! Все снималось на живую. Так же, как я дрессировал дельфинов. Вернее говорить, тренировал их. Дрессировать – это когда кнутом и пряником. А дельфинов только пряниками. Иначе обидятся и минут на сорок залягут на дно. За четыре дня выучил все трюки. Как мне позже сказали, этому учатся не менее восьми месяцев. Предварительно, конечно, перелопатил кучу литературы об этих млекопитающих. Узнал, например, что они по сути своей хищники. И не преминут в случае чего утащить за ногу на самое дно. Поэтому я вначале сел, ножками побарахтал в воде, рядом поплавал, рыбку дал. Потом освоил свисток на ультразвуке, чтоб команды давать. Никакой компьютерной графики не было, все сам. А еще под водой слышно, как дельфины болтают между собой. Мне кажется, они и меня там обсуждали. Мол, что этому бородатому от нас нужно, пристал. Очень тяжелая сцена была, когда дельфин спасал меня в море. Я болел, но прямо с температурой, в одежде полез в холодную воду. Мне нужно было стоять на дне без воздуха и терпеливо ждать, пока животное меня спасет. А он подплывает и, вместо того чтобы спасать, рожи мне корчит. Кое-как сняли! А костюм панды весит порядка 7 кг, громоздкий, ворс везде лезет… Жарко было очень, сделали молнию сбоку, в перерывах между съемками запускал воздух через дыру эту. Когда ходил в нем, постоянно задевал все и сносил приборы, спотыкался, через эту огромную голову вообще ничего не видно. Когда я в фильме убегал от коллекторов через окно, поранил руку о стекло – резко распахнул. Но самое страшное было, когда я горел в одной из сцен. Сначала хотели использовать монтаж и каскадеров, но режиссер уверил: будет заметно. Пришлось гореть самому. Обмазывали специальной мазью какой-то жаростойкой, но, однако, огонь ощущал в полной мере. В общем, снимаясь в своем фильме, я в натуральном смысле прошел огонь, воду и медные трубы. И когда по сценарию скидывал с моста костюм в реку, так искренне с ним прощался, что Станиславский безоговорочно бы поверил.

Будет ли продолжение у «Подарка с характером»? В других жанрах планируете снимать фильмы?
Михаил Галустян (Michail Galustian)

Сразу скажу: будет! Возможно, поедем с Артемом в Китай. И не исключено, что в фильме снимется Джеки Чан. А вообще, мне нравятся триллеры, боевики. Я же мальчик. И комедийные боевики нравятся, и романтические комедии. Ужасы не понимаю, я им не верю. Но снимать все же хочется кино с моралью. Оно должно чему-то учить. Вот в предыдущих картинах, где я играл, вроде бы со своими задачами справлялся неплохо, но эти фильмы, мягко говоря, подвергались критике. На любителя, в общем. Поэтому сделал вывод: хочешь сделать хорошо – делай сам. Некоторые, конечно, хотят прийти в кинозал после работы, чтобы поболтать с подружкой, пожевать попкорн, при этом эсэмэситься и нить сюжетную не потерять. С выходом этой картины, я надеюсь, начнется новый этап. Я буду и дальше снимать семейное и детское кино! Поэтому хочу через СМИ достучаться до тех, кому не безразлична судьба российского кинематографа. Очень тяжело снимать за свои деньги! Мы ведь как – идем берем кредит и на свой страх и риск снимаем… Спасибо Фонду кино, что нас поддержал! А пока продолжение «Подарка» еще в работе, мне есть чем заняться. У Fresh Film до конца 2015 года пять проектов, помимо этого еще и с ТНТ сериал про Бородача снимаем, и на Первом канале пригласили вести шоу… Так что работы хватает!