Эксклюзив

10 лет без Гундаревой: жила бедно, но не завидовала

15 мая исполнилось 10 лет, как нет с нами любимой актрисы. Она скончалась в больнице, где лечилась после тяжелого инсульта. Ей тогда было 56 лет... Актрису вспоминает ее школьная подруга Лилия Рубанова.

− С Наташей мы в школе сидели за одной партой, – рассказывает Лилия Викторовна. – Училась она хорошо по всем предметам. Но особенно нравились ей гео­графия, литература. Любила русскую классику.

После уроков общались?

– Конечно. Ходили в магазины, в парк имени Прямикова. Правда, вечером гулять там опасались. Таганка – район неспокойный. Иногда шли ко мне делать уроки. У Наташи условия были похуже. В одной комнате в коммуналке, перегороженной занавеской, она жила с мамой, маминой сестрой и двумя ее дочерьми.

В классе она была лидером?

– Ее любили за веселый и заводной характер. Но ситуация в нашем классе была непростой. Существовали как бы две группировки. В одну входили состоятельные ребята из высотки на Котельнической набережной, а во вторую – ученики из простых семей. Наташа относилась ко вторым, но ладила со всеми. Сглаживала острые углы, если кто-то начинал выпендриваться. Детям из высотки она, как мне кажется, не завидовала. Наташа не по возрасту мудро ко всему относилась.

В детстве, юности Гундарева была полненькой?

– Да, но к своим формам относилась спокойно. Говорила: «Ну, что Бог дал!» Спортом занималась только на уроках физкультуры. А они у нас были профилированными. Мы с ней ходили на баскетбол. Она возьмет мяч и прет с ним как танк, сметая всех. И забивает! Все возмущаются: «Так нечестно, по правилам надо играть!» А она так сурово: «Какие еще правила?»

Веснушек она не стеснялась?

– Ой, они ей так нравились! А для одной постановки во Дворце пионеров на Ленинских горах (там она занималась в театральной студии) ей веснушки нарисовали с пятак.

Достать красивую вещь в 60-е годы было трудно. А нарядиться вам, наверное, хотелось...

– Конечно, хотелось. К тому же в нашем классе в порядке эксперимента отменили школьную форму. Правда, ходить надо было в одежде темных тонов и не фривольной. Капроновые чулки не разрешали носить, в крайнем случае – фильдеперсовые. Директриса утром стояла у входа и проверяла, кто как одет. Наташа не старалась выделиться нарядами. Про нее говорили: «Ей все идет». Платья она шила себе сама. А еще придумывала туалеты для кукол. Вырезала их из бумаги, разрисовывала. Эти куклы до сих пор у меня хранятся.