Эксклюзив

Наталья Варлей: «В любви нет неправильного выбора»

Леня Филатов тут же влюбился

Вот мы и подошли к волшебной сфере кино.
Наталья Варлей (Natalia Varley)

Когда начинают мою биографию с «Кавказской пленницы», то ошибаются. Еще в цирковом училище я без конца снималась в каких-то телеспектаклях и фильмах. Помню даже некоторые названия: «День рождения Жени», «Дети цирка». Потом Эльёр Ишмухамедов (позже режиссер сериала «МУР». – Прим. «Антенны») пригласил меня сняться в своей вгиковской курсовой работе – «Новогодний праздник отца и маленькой дочери» по Александру Грину. Эльёр просто влюбил меня в этого писателя. Спустя три года, на съемках «Вия», я сказала Лене Куравлеву, что люблю Грина, а он в ответ: «Я его ненавижу. Он обманщик». Должно было пройти достаточно много времени, чтобы я поняла, что он имел в виду: нельзя всегда мечтать об алых парусах…

И потом разбиваться о камни… Но не будем о грустном, а вспомним, что мы оба окончили Щукинское училище. Интересно, что вы поступили туда не так и рано…
Наталья Варлей (Natalia Varley)

Почему? Мне было 20 лет. Когда я поступала, вовсю уже шла «Кавказская пленница». И студенты, работавшие в приемной комиссии, бегали на меня смотреть. А это Леня Филатов, Володя Качан, Ваня Дыховичный, Борька Галкин. Леня был очень влюбчивый, эмоциональный, тут же влюбился, тут же начал стихи писать, тащил меня в аудиторию и там их читал. А когда я поступила, уже вышел и «Вий». Тогда я дала слово, что до конца третьего курса сниматься не буду, и сдержала его.

Курс-то у вас был шикарный: Юра Богатырев, Константин Райкин, Наташа Гундарева... Райкин говорил, что Наташа всегда была немножко обособленная…
Наталья Варлей (Natalia Varley)

Да, она была обособленная. Тоже невероятно влюбчивая и все время страдала. Но она была профессионал уже и на уровне студентки. Когда мы делали наши жалкие этюды, то на ее фоне у всех возникало ощущение своей бездарности. Она и Юра Богатырев сильно выделялись.

Но жутко интересно, как вы сдавали вступительные экзамены уже в статусе узнаваемого человека, по сути звезды.
Наталья Варлей (Natalia Varley)

Я попала к маститому педагогу Людмиле Владимировне Ставской, по характеру схожей с Ниной Руслановой. Кстати, та на экзамене рядом со Ставской и сидела. Я стала что-то читать нежным голоском. И Ставской захотелось проверить мой темперамент. Она сказала: «Громче можно?» И у меня вообще пропал голос.

Но она вас узнала?
Наталья Варлей (Natalia Varley)

Это только усугубило ситуацию. «А крикнуть «Мама!» можете?» – снова спросила она. И я дрожащим голосом закричала. Потом она обратилась к Руслановой: «Я пропускаю ее на третий тур, но ты ее проводишь и расскажешь, как ей поменять репертуар и как себя вести…» Нина пошла со мной, а потом долго и грубо объясняла: мол, если я снялась в кино, то это не значит, что я звезда. Сейчас мы с Руслановой замечательно общаемся, а тогда был период антагонизма, я ее просто боялась.

Как к вам пришло желание стать актрисой?
Наталья Варлей (Natalia Varley)

На съемках «Вия». Благодаря работе и общению с Леней Куравлевым. Он очень глубокий человек. Объяснял и разбирал со мной роль. А вместо Грина принес мне читать «Подводя итоги» Сомерсета Моэма.

А новый «Вий» вы смотрели?
Наталья Варлей (Natalia Varley)

Не хочу смотреть. Не потому что испытываю ревность, а просто знаю, что разочаруюсь. Услышала, что говорит о фильме режиссер, как он объясняет присутствие в нем голливудского актера (главную роль там сыграл Джейсон Флеминг. – Прим. «Антенны»). А я не понимаю, зачем нужно переписывать Гоголя. Он что, такой плохой писатель?