Эксклюзив

«Не родись красивой»: где актеры десять лет спустя

5 сентября 2005 года в эфир вышла первая серия проекта о дурнушке Кате Пушкаревой, влюбленной в своего красавца-босса. 200 серий зрители ждали преображения главной героини. Сериал стал хитом, а актеры – народными любимцами. Woman's Day выяснил, как сложилась их судьба после окончания съемок.

Нелли Уварова (Катя Пушкарева)

– С выхода первых серий начался сумасшедший ажиотаж, нас стали рвать на части и поклонники, и журналисты. Мою реальную внешность, без брекетов и очков, на самом деле сначала никто не прятал, этого не было прописано в контракте. Но когда рейтинги стали зашкаливать, продюсеры на этом фоне включили фантазию. Во-первых, чтобы меня раньше времени не разобрали «на запчасти», ну и чтобы интригу поддерживать, конечно. И постепенно, абсолютно без моего участия, все это стало приобретать гипермасштабы.

Самой было смешно, когда появлялись какие-то разоблачающие статьи, выискивались мои детские фотографии. Все факты о моей жизни открыты, все знали, что я работаю в театре РАМТ и могли прийти посмотреть на Нелли Уварову живьем, поклонники ждали меня у служебного входа. Я жила своей обычной жизнью, хотя маскироваться, конечно, приходилось. Но не из-за контракта, а от слишком пристального внимания окружающих и какого-то даже массового безумия. Тогда у меня еще не было машины, ездила на метро и элементарно не могла выйти на нужной мне станции, дойти до дома, потому что по дороге люди обнимали, целовали, плакали от счастья. Я с каждым разговаривала, отвечала на вопросы, пока доезжала до места назначения, узнавала историю жизни как минимум семи-восьми семей, получала предложение стать крестной десятка детей. И это было очень энергозатратно, потому что каждому отдавала частичку себя. У квартиры, где мы жили с мужем, поклонники стояли под дверями, пытались заглядывать в окна, бросали камешки, расписали машину, когда она появилась. Так что маскироваться начала исключительно для того, чтобы можно было вовремя добраться от дома до театра.

Нелли Уварова: «В юности не было денег на лишние туфли»
Подробнее

А конспирация со свадьбой (во время съемок актриса вышла замуж за режиссера Сергея Пикалова. – Прим. Woman's Day), это была уже моя просьба. Не хотелось, чтобы наши фотографии оказались на страницах газет и журналов, а продюсерам это было просто невыгодно. Так что тут наши интересы совпали. Нам очень помогло замести следы то, что заявление мы подали в одном загсе, а расписывались в другом. Уезжая из дома, перекрывали дорогу, чтобы отсечь преследовавшие машины, быстренько забежали, поставили подписи, никаких торжественных церемоний. Сейчас очень смешно все это вспоминать.

У меня та стадия, когда все трудности потихоньку стираются из памяти, усталость того периода перекрыта новыми этапными моментами, если и вспоминаешь: «А сколько же мы ночей не спали, как же мы там убивались!», то только с некой романтической подоплекой. На съемках всего одна актерская комната на огромное количество актеров. Просто чудо какое-то, что в одном месте собрались люди, способные друг друга слышать, чувствовать, помогать, поддерживать, когда случалось, что кому-то было плохо, тишина в комнате стояла идеальная. Как внутри семьи, у нас были внутренние правила, которые не обсуждались. Продолжаю поддерживать отношения со многими. С Петей Красиловым мы были знакомы еще до сериала, поскольку вместе пришли работать в РАМТ и продолжаем дружить до сих пор. На связи я и с Олей Ломоносовой, и с Гришей Антипенко, и с Юлей Такшиной, мы всегда на телефоне, праздники, дни рождения, ходим друг к другу на спектакли. Но наиболее тесно сквозь годы по жизни идем с Витей Добронравовым и Машей Машковой, наши детки дружат.