Николай Наумов: «Высший пилотаж – учиться на ошибках других. У меня не получается»

Актер рассказал, чем зарабатывал на жизнь до «Реальных пацанов», и объяснил, почему именно его стихотворение перевели на 44 языка мира.

Колян из «Реальных пацанов» долгое время жил с мамой, а вы когда начали самостоятельную жизнь?
Николай Наумов (Nikolay Naumov)

Достаточно рано. Будучи студентом, познакомился со своей будущей женой. И как только моя Альбина закончила вуз, мы начали снимать собственное жилье. А мама и папа, конечно же, очень много сделали для меня. Уже с 8-го класса мама нанимала мне репетиторов по английскому и пророчила карьеру военного переводчика. Ведь я – потомственный военный. Дед и папа – военные, мама тоже имеет отношение к армии, как любая жена военнослужащего. А сам я окончил суворовскую школу. Все детство мы провели в поездках по стране: Прибалтика, Чита, Иркутск… Наконец, вернулись в Пермь, где жили дедушка и бабушка. Папе здесь предложили работать в военном училище ВКИУ.

Кем пришлось поработать до того, как стали актером?
Николай Наумов (Nikolay Naumov)

На самом деле профессий было мало. В юности ездил в летние лагеря, работал методистом. Еще в КВН играл (Николай – участник команды Высшей лиги КВН «Парма», – прим. ред.). А когда команда перестала ездить с гастролями, а соответственно и зарабатывать, попытался заняться с друзьями строительным бизнесом. Но тут в стране случился экономический кризис… В общем, бизнес этот нам особых денег не принес. Это было такое затишье перед бурей. Потом все вернулось на круги своя, и я снова занимаюсь шоу-бизнесом.

В плане образования у Коляна за плечами всего девять классов средней школы, а вы – филолог…
Николай Наумов (Nikolay Naumov)

Да, я учился на очном отделении факультета иностранных языков Пермского пединститута! Правда, прогуливал французский и немецкий, ходил только на английский. Был молод и глуп. В итоге английский освоил неплохо, так что теперь при каждом удобном случае пытаюсь быть полезным людям – в аэропорту, например… Мой педагог говорила: «Английский – это как фортепьяно, им надо заниматься каждый день!» В пединституте мне дали поручение – привезти из Москвы писателя Майкла Керинза из Шотландии. Пока ехали с ним в Пермь, все 23 часа проговорили. Майкл оказался человеком с чувством юмора и предложил мне тут же в купе набросать пару четверостиший на английском. Ну, я и написал: «Я не поэт и не стремлюсь найти решенья всех проблем…», и так далее. Не придал этому значения. А Майкл позже, уже в Шотландии, нашел людей, которые перевели это четверостишие на 44 языка, включая русский. Издали книгу под названием «Язык матери». У меня, правда, ни одного экземпляра не осталось – последний забрала журналистка и, эх, так и не вернула.