Женщины на войне: «ночные ведьмы» держали в страхе немцев

Кто бы мог подумать, что вчерашние школьницы, студентки, не успевшие закончить институты, в годы Великой Отечественной войны будут не только сражаться наравне с мужчинами, а смогут держать в страхе хорошо организованную и оснащенную армию врага, объявившего за голову каждой из них высокую цену.

Иду на грозу

Какое-то время фашисты не могли понять, кто стоит за этими внезапными, почти бесшумными ночными атаками. А когда поняли, не могли поверить, что 20-летние девушки способны на такое сложное и рискованное маневренное пилотирование. И тогда немецкая пропаганда начала распространять слухи, что девушек заставляют летать под дулом пистолета, называли их «ночными ведьмами»…

Прецедентов женских подразделений в составе боевых частей не было ни в одной армии мира, кроме Советской. 46-й гвардейский ночной бомбардировочный авиационный полк сформирован приказом Иосифа Сталина в октябре 1941 года, когда ситуация на фронте была особенно тяжелой. Командиром назначена Евдокия Бершанская, до войны работавшая инструктором в Батайской школе пилотов, а к 1939 году служившая уже командиром звена авиаотряда специального применения, расположенного в Краснодаре. 28-летняя девушка помимо 10-летнего опыта пилотирования обладала хорошими организаторскими способностями и непререкаемым авторитетом. За короткое время полк из 240 человек смог сражаться в воздушных боях наравне с мужскими подразделениями и выполнять сложнейшие задачи. На всех должностях служили только девушки — пилоты, техники, штурманы. За штурвалы сели студентки, участницы аэроклубов, вчерашние школьницы. Кто-то уже умел летать, а кто-то спешно проходил обучение на отдаленных полигонах.

На фронт полк прибыл к лету 1942 года в составе 115 человек — в большинстве девушки от 17 до 22 лет. Почти все были незамужние, мечтавшие о семье и детях. У командира Евдокии Бершанской (позже она станет единственной женщиной, награжденной орденом Суворова) дома остался маленький сын, но другого пути эти девушки для себя не видели — они шли защищать Родину, освобождать страну от врага. Ирина Вячеславовна Ракобольская, начальник штаба женского авиаполка, потом вспоминала: «Первый приказ, который мы выслушали, стоя в строю ранним утром 26 октября на перроне вокзала в Энгельсе (там находилась школа по подготовке пилотов и формировался полк. — Прим. ред.), был приказ по авиагруппе 122 о всеобщей стрижке „под мальчика“ и „волосы спереди до пол-уха“… Косы можно было оставить только с личного разрешения Расковой (Марина Михайловна была инициатором создания женских боевых частей. — Прим. ред.). Но разве могли мы, девчушки, обращаться к известной солидной женщине с такими пустяками, как косы! И в тот же день наши волосы легли пестрым ковром на пол гарнизонной парикмахерской».

В распоряжении полка было 45 самолетов, бывших учебно-тренировочных У-2, мало приспособленных для ведения воздушного боя. «Деревянный биплан с двумя открытыми кабинами, расположенными одна за другой, и двойным управлением — для летчика и штурмана. Без радиосвязи и бронеспинок, способных защитить экипаж от пуль, с маломощным мотором, который мог развивать максимальную скорость 120 км/час» (Ракобольская И. В., Кравцова Н. Ф. «Нас называли ночными ведьмами»). К самолету вручную крепились бомбы — до 200 кг. Чтобы не перегружать и так некрепкую технику, девушки отказывались от парашютов, по максимуму брали на борт боеприпасы. Полеты шли всю ночь, несмотря на погоду. Бомбили передовые. Вылеты-приземления каждые 5 минут. Чтобы не быть замеченными фашистами, маскировали взлетную полосу. Ориентиром служил небольшой огонек фонаря.