Очевидец событий драмы «Землетрясение»: «Стены рухнули, а квартиры остались»

Как восстанавливали Армению после мощнейшего землетрясения и почему многих жертв можно было бы избежать?

В красноярском кинотеатре Mori Cinema состоялся предпремьерный показ фильма «Землетрясение», снятый по реальным событиям трагедии в Армении. 7 декабря 1988 года там произошло мощнейшее землетрясение, охватившее почти половину территории республики. Были разрушены города Спитак, Ленинакан, Кировакан, Степанаван и еще более 300 населенных пунктов. 25 тысяч человек погибли, 19 тысяч стали инвалидами, больше полумиллиона остались без крыши над головой… Создатели драмы постарались воссоздать события того времени через истории главных героев, которые из-за землетрясения лишились близких людей.

Во время просмотра многие зрители не сдерживали слез. Даже мужчины, выходя из зала, говорили, что к этой картине невозможно оставаться равнодушным и после просмотра «во мне что-то перевернулось».

– Фильм тронул до глубины души, до слез. Когда смотришь, как люди переживают общее горе, как вместе справляются с бедой, мурашки бегут по коже от масштабов трагедии, – делится впечатлениями Татьяна Головина, бренд-менеджер журнала «Антенна-Телесемь в Красноярске». – Конечно, в фильме показана лишь малая толика событий того времени, но у режиссера получилось передать эмоции и чувства главных героев, которым зритель сопереживает на протяжении всего фильма.

«Мы сами себя похоронили»

Красноярец Михаил Сашко, технический директор компании «Научно-технический прогресс», а тогда – начальник отдела качества, стандартизации и метрологии треста «Оргтехстрой» (Главк «Красноярскстроя»), в первый раз оказался в Ленинакане в марте 1989 года – народу не хватало, и поднимать из руин Армению помогали всем миром. Он вместе со своими коллегами участвовал в восстановлении разрушенных домов и вместе с тем перенимал опыт строительства безопасных, с точки зрения сейсмоустойчивости, зданий. Потом было еще три командировки, каждая длилась около месяца. Люди работали на износ, по 12 часов в сутки, уставали так, что едва ноги до кровати могли донести. Михаил Петрович рассказал, о том, какой был Ленинакан в первые месяцы после трагедии:

Михаил Сашко (Michail Sashko )

– Первая поездка состоялась в марте, когда тела погибших были практически убраны, дома зачищены, многие здания взорваны – полуразрушенные строения уничтожали и возводили новые. Перед нами стояла задача отстроить два микрорайона – Ани (древнее название столицы Армении) и Муш. Мы отвечали за контроль качества выполненных работ и приемку этих домов. Беда заключается в том, что в Ленинакане были разрушены те здания, которые были построены с нарушениями. У меня до сих пор сохранилась цифра, что из тысячи проб, которые были отобраны Госстроем СССР по бетону, 900 не отвечали нормативам по содержанию цемента – во многих пробах его просто не было. Вот такая была жуткая экономия. Однажды вечером я возвращался к себе в вагончик для жилья и услышал крики о помощи – какой-то армянин упал в яму. Кричу ему: «Ты живой?». Отвечает: «Живой. Опять живой». Он оказался педагогом, мы разговорились, и он так откровенно сказал: «Мы сами себя похоронили». Там были допущены грубейшие ошибки при проектировании и строительстве. Вместо повышения сейсмоустойчивости зданий, требования к ним были снижены – для того, чтобы строительство обходилось дешевле.

Алена Водонаева стала очевидцем землетрясения
Подробнее
Как вы справляетесь со стрессом?