Оренбургские актрисы зажигают: самые сексуальные сценические наряды

Woman’s Day изучил гардероб звезд театров города.

Откровенные полупрозрачные пеньюары, корсеты и боди с кружевами они носят с таким же достоинством, как если бы на них была повседневная одежда. А заодно доказывают, что можно гордиться теми формами, которыми наградила их природа.

Наталья Лавриненко, Женевьева («Блэз»):

– Общая длина моего огненно-красного платья, расшитого пайетками, всего 65 см. Очень короткое! Но я всегда поддерживаю фигуру в форме, так что могу себе позволить любой, даже самый откровенный наряд. И потом, в спектакле я играю манекенщицу, так что это платье очень идет моей героине. Муж после премьеры сделал кучу комплиментов – ну очень понравился ему мой образ.

Мария Губанова, Мэг («Примадонны»):

– В этом спектакле у меня все наряды достаточно экстравагантны, но это платье самое-самое! Оно полностью прозрачное. У меня очень много закулисных переодеваний, и однажды произошел казус. Так получилось, что комплект нижнего белья, который я приготовила под это платье, забыла в гримерной. Бежать за ним времени не было. Пришлось надевать наряд прямо на голое тело и выходить на сцену как есть. Коллеги были в шоке! А вот что подумали зрители, глядя на меня, остается загадкой.

Алсу Шамсутдинова, Дина Федоровна («Пришел мужчина к женщине»):

– Моей героине было нужно шикарное вечернее платье. Автор и режиссер-постановщик спектакля Семен Злотников сам искал в Интернете различные его варианты. И из всего, что нашел, я остановилась на этой модели. Красное платье с большим разрезом для меня сшили из тонкой ткани-стрейч в пошивочном цехе нашего театра. И кстати, более удобного и комфортного сценического наряда у меня еще не было. Подруги после спектакля даже захотели сшить для себя такой же.

Елена Колчанова, Мадлен («Король и его женщины»):

– Муж еще не видел наряд Мадлен. Но я с удовольствием его надеваю и совершенно не стесняюсь, потому что нахожусь в хорошей спортивной форме. Более того, он заставляет почувствовать себя сексуальной красивой женщиной.

Юлия Каштанова, Лаура Карлье («Блэз»):

– Это боди купили в секс-шопе. По замыслу режиссера мой образ должен был получиться суперсексуальным, и в тоже время показать нелепость поведения моей героини. Мне кажется, нам это удалось. Несмотря на то что на сцене я практически оказываюсь без одежды, неловкости по этому поводу не испытываю. И родственники с пониманием отнеслись к моему сценическому образу.

Лейла Гусейнова, Кэт («Милые люди»):

– Я сама подобные вещи не люблю и не ношу. И в этом шелковом пеньюаре не очень комфортно себя чувствую на сцене. Он довольно откровенный. А в эскизах был еще более коротким и открытым. Но моя героиня девушка раскованная, так что для создания образа наряд – то, что надо. Если художник решил одеть мою героиню именно так, то я как актриса должна просто с ним согласиться.